Лишенный любви

Комментарии
2011-12-16 в 23:28 

***
Я еще долго потом сидел на скамеечке возле больницы, размышляя над тем, что услышал от Кацуко-сенсей. Она была права. Права хотя бы в том, что я не смогу вечно прятаться от своих проблем. Через несколько дней маму выпишут из больницы. Мне придется собрать свои вещи и уехать от Соби. Я должен буду вернуться домой, и нам с мамой вновь предстоит жить вместе. И хотя я не в состоянии представить себе, как это возможно после всего, что случилось, всё равно, день её возвращения из больницы настанет. И я мог бы как-то подготовиться к нему… Попробовать еще раз навестить маму, передать гостинцы или записку, позвонить в приемный покой и попросить, чтобы ее позвали к телефону… Я многое мог бы сделать, чтобы как-то исправить положение, но до сих пор не сделал ничего. Даже сегодня, после приема Кацуко-сенсей, у меня был прекрасный шанс навестить маму. Как раз наступило время для посещений, и, чтобы попасть в мамину палату, достаточно было пройти в другое крыло больницы и подняться на нужный этаж. Однако, когда я уже почти решился на это, ноги будто сами вынесли меня на лестницу – я торопливо спустился в приемную и удрал. Да, именно так – сбежал. Трус…
Понурившись, сижу теперь на скамейке, разглядывая мелкие трещинки и бугорки на асфальте. Мимо проходят люди, спешат к больничному крыльцу – должно быть, приехали проведать кого-то из родственников или друзей. По дорожкам мимо ухоженных деревьев, неспешно прохаживаются группы людей. Тех, кого пришли навестить, легко можно узнать по счастливому оживлению на лицах. Пойду я отсюда. А то мне скоро станет совсем паршиво.
Поднимаюсь и только забрасываю рюкзак на плечо, как на груди под школьной рубашкой вздрагивает мобильник. В последнее время, я все чаще ставлю его на вибро-вызов, чтобы звонок не застиг меня в каком-нибудь неподходящем месте. Например, в школе во время урока. Каждый день с момента гибели Карателей я жду новостей или хотя бы появления признаков того, что все вот-вот изменится. И потому делаю всякие нелепые вещи, вроде переключений в настройках телефона, словно это может приманить перемены, о которых я так мечтаю.
И, тем не менее, звонок застает меня врасплох. Едва не подпрыгиваю на месте, ощутив зудящую дрожь под рубашкой. Нащупав рукой мобильник, замираю парализованный пугающей мыслью: а вдруг это мама? Еще полчаса назад в разговоре с Кацуко-сенсей я оправдывал свое бездействие тем, что мама ни разу мне не позвонила. И вот, она, наконец, решилась на это, а я… А я совершенно не готов с ней разговаривать! Выхватываю из-за пазухи телефон и с замиранием сердца гляжу на экран. Нет, это всего лишь Кио. Шумно перевожу дыхание, стыдясь нахлынувшего облегчения. От того, насколько я рад, что это не мама, даже противно делается. Как есть трус…
– Привет, Рит-тян. Ты занят? Не мешаю? – бодрый говорок Кио в трубке мобильного телефона помогает слегка встряхнуться. Хватит об этом думать. Хватит…
– Нет, в общем-то… А что ты хотел? – закинув сумку на плечо, бреду к воротам госпиталя, за которыми шумит улица и снуют в обе стороны машины. Пора возвращаться домой.
– Да у меня к тебе вопрос один. Ты не знаешь, где Со-тян?
– Как, где? – от удивления слегка замедляю шаги. – Дома должен быть. А что?
– Дома? Он что, болеет?
– Да нет же… Соби здоров. А в чем дело, Кио? – предчувствуя неладное, перебираю в уме варианты того, что за время моего отсутствия могло стрястись с Соби. Хотя, если бы что-то случилось, я бы почувствовал.
– Здоров, говоришь? – Кио кисло хмыкает. – Во дает! Слушай, Рит-тян, когда увидишь его, спроси… нет, лучше передай, что если он не прекратит прогуливать занятия, то у него начнутся крупные проблемы! Собственно, они уже начались. Преподаватели недовольны…
– Стой, погоди, Кио, – от неожиданности даже не могу сразу сформулировать свой вопрос. – Соби пропускает занятия?
– Пропускает? Да он не появлялся в Университете добрых две недели! Я уж и не вспомню точно, когда в последний раз его там видел! Который день звоню ему, но он не берет трубку. Знает, подлец, что будет, стоит мне только до него добраться! И дома его нет. Раз пять заходил уже, никто дверь не открывает…
Ну, почему Соби в течение дня нет дома, я и сам могу сказать. Очень часто мы возвращаемся с нашей «охоты» довольно поздно. А вот где его носит по утрам?.. Хороший вопрос.
– Я понял, Кио, – сдавленно отвечаю я, прерывая поток возмущенных словоизлияний, доносящихся из трубки. – Как только увижу Соби, все ему передам.
– Да уж, передай, – ворчит Кайдо, – а то я уже отчаялся как-то с ним связаться, пришлось тебе звонить. Соби и раньше, бывало, исчезал на несколько дней, но чтобы вот так надолго – это впервые. И прямо перед сессией! У него долгов по эскизам, как народу в час пик в подземке! Если он не сдаст хотя бы необходимый минимум, то завалит все к… сам знаешь, чьей матери и слетит со стипендии. В общем, зол я на него… На вас обоих.
И на меня тоже? Приехали…
– А я-то в чем виноват!?
– Помнишь наш разговор? Я же оставил тебя приглядывать за Со-тяном! Стоило расслабиться, и – на тебе!
– А. Понятно, – пинком отправляю подвернувшийся под носок ботинка камень в сторону высокой узорчатой ограды госпиталя.
– Впрочем, я вижу – ты был не в курсе.
– Угу. Я ничего не знал.
– Не удивительно. Со-тян – очень скрытен.
Нет, он не просто скрытен, он… Он!.. Слов у меня нет…
– В общем, все с вами ясно. А у тебя-то самого как дела? Ты прости, я не спросил даже…
– Я в порядке.
Подхожу к остановке, и одновременно к ней подкатывает переполненный автобус. Хороший повод закончить разговор с Кио – после всего, что я услышал, болтать на тему «как дела?» я уже не в состоянии. Бестолково прощаюсь под шипение открывающихся дверей:
– Кио, ты извини. Я в транспорт сажусь и…
– А-а, ну ладно тогда. До встречи. Береги себя.
– Угу, спасибо, Увидимся, Кио.
Запрыгиваю на подножку, дверь за мной закрывается. Захлопываю телефон и сжимаю его в руке, невольно переводя дыхание. Оглядываюсь.
В салоне автобуса и впрямь довольно людно, в это время многие возвращаются домой с работы. Стараясь не толкать никого, пробираюсь к окну и прислоняюсь к нему лбом, глядя, как в сиреневых сумерках проносятся мимо дома и деревья. В голове полнейший беспорядок. Надо хоть немного собраться с мыслями… Переварить… новости... И понять, что с ними делать.
Меня достали тайны. И недоговорки… Каждый раз, когда мне кажется, что лимит секретов, которые есть у Соби, исчерпан, всплывает что-нибудь еще! Сколько можно-то?! Я уже смирился с тем, что все разговоры о Сеймее и Семи Лунах – это табу. Все сведения, какие удалось собрать, я получил из других источников. Всё, что мне уже известно, Соби обсуждает спокойно. Словно сам факт, что эти знания получены не от него, снимает прежние ограничения. Однако в разговоре со мной он может неожиданно заткнуться, будто почувствовав невидимую грань, и сменить тему. Самое противное: я никогда не могу понять, что из сказанного мной показалось ему опасным. Это как блуждать по лабиринту без карты. И с завязанными глазами!.. Слишком много углов, неожиданных тупиков и поворотов. Я устал слепо идти вот так – натыкаясь на стены!
Недавно, буквально на ощупь, я обнаружил у Соби еще одну тайну, как-то связнную с тем, почему он был так холоден со мной какое-то время назад. Но тогда я отступился, не стал давить, тем более что отношения постепенно наладились. Но во всем этом по-прежнему остается слишком много непонятного. Почему он не может об этом говорить? Почему он вообще так отдалился от меня тогда, если раньше все было так хорошо?
Хорошо… Настолько, что больно вспоминать об этом. А он? Не вспоминает? Например о том, что делал той ночью, когда я признался ему… Когда сказал, что люблю… И о том, что было следующим утром… Мне это так понравилось. Было настолько здорово и приятно. Хотелось бы сделать так еще раз. А ему… больше не хочется? Не может же такое просто разонравиться… Или может?..
Черт… Тихонько ударяю ладонью по стеклу. Это тема, на которую мне никогда не удавалось думать связно. Мысли будто сами себя стесняются.
Но если с моим отношением к Соби все понятно, то его отношение ко мне я совсем перестал понимать. Как за спасательный круг держусь за свою веру в то, что он меня любит. Стоит хоть на миг усомниться, и все эти нелепости, отговорки и маневры вокруг кровати по вечерам перестают казаться чем-то незначительным. Может, мне только кажется, что все наладилось? Может, это не так? Может, он только делает вид, что все по-прежнему, а на самом деле… не любит… меня… больше?..
Не любит… Всего два слова, но от них холодеет все внутри. Становится так больно, грудь будто сдавливает чем-то тяжелым – не вдохнуть, не выдохнуть.
Нет, быть такого не может… Я просто чокнулся, если заподозрил Соби в чем-то подобном. Или нет, я скорее чокнусь, если поверю в свои подозрения. Но как тогда объяснить все то, что творится с нами последние несколько недель?! Соби, это ты во всем виноват! Нельзя же так надо мной издеваться! Как ты мог допустить, чтобы я начал сомневаться в тебе!?
Мне стыдно за свои подозрения… И страшно оттого, что они настолько реальны! Ведь он снова начал лгать мне! Если он способен соврать, чем занимается, пока я не вижу, то что ему стоит притворяться и во всем остальном? Звонок от Кио будто переполнил чашу той лжи, которую я был способен выпить и не захлебнуться. Какую мог вынести… Я больше не знаю, где правда…
Но я узнаю!
Скрипнув зубами, отворачиваюсь от окна, за которым мелькают знакомые улицы, и проталкиваюсь к выходу из автобуса. От следующей остановки до дома Соби – пять минут пешком.
Я узнаю. Ты мне все расскажешь, Соби. И почему ведешь себя так странно со мной. И почему забросил учебу. Если все мои опасения – полная чушь, то что мешает тебе относиться ко мне, как прежде? И чем ты, черт возьми, занимаешься, в то время как продолжаешь кормить меня байками о своей напряженной подготовке к сессии?!
Ты мне расскажешь! Потому что я так больше жить… не могу.

URL
2011-12-16 в 23:29 

Соби.
Осторожно снимаю рамку с холстом с мольберта и отношу к дальней стене, прислоняю к ней, оставляя в покое – рисунок должен высохнуть. Остановившись перед картиной, критически осматриваю ее.
Небрежно… И этот этюд едва ли порадует моих университетских наставников. Я опаздываю со сдачей работ. Слишком тороплюсь, чтобы закончить в срок все, что требуется по учебной программе. Это чувствуется в каждой детали… В недостаточно продуманной композиции, поверхностном исполнении… Но самое печальное: в моих последних картинах отсутствуют мысль и чувство – они напоминают большие почтовые открытки с бессмысленными пейзажами и букетами цветов. Ни формы, ни содержания.
Ну что же, в ближайшую неделю мне нужно закончить, как минимум, пять работ. Сомневаюсь, что при моем нынешнем подходе к делу они будут удачнее, чем эта.
Подавив в себе сожаления, беру стоящую рядом подготовленную заранее рамку и отношу ее к мольберту. Закрепляю, гляжу на натянутый поверх фанерной основы чистый лист, размышляя, что на нем изобразить. В моих мыслях на ровной безликой плоскости проступают крутые склоны обрыва и бурлящий на дне поток воды. Косые струи ливня секут пенящуюся под ударами водную гладь, делая её матовой, шершавой. Очертания моста темной размытой аркой плывут в туманном, пропитанном дождем воздухе, соприкасаясь с краями обрыва. Деревянный настил, перила и столбы с драконьими головами окружены дымчатой короной из брызг. А под одной из опор моста теплится крохотный огонек костра. Там, в глубине из темных полутонов прячутся от ненастья две продрогшие фигуры. Сплетаясь в объятиях, дарят друг другу свое тепло. И мир вокруг замирает… Я бы мог изобразить это… Отдать холсту всю свою печаль, всю тоску по тем невозможно прекрасным и таким далеким дням. Но, чтобы сделать подобное не хватит одного-двух вечеров, которые я вправе на это отвести.
Слегка вздохнув, принимаюсь за работу. Под кистью рождается очередная вариация на тему ветвей деревьев, цветов и птичьих гнезд. Подобные пасторальные сюжеты я способен рисовать с закрытыми глазами. И что важнее – довольно быстро. Очертания моста гаснут перед глазами, смолкает шум дождя – мое видение уходит, опускаясь в недра памяти.
Забавно… Пожалуй, только сейчас я в полной мере осознал, как был счастлив все последние месяцы вплоть до возвращения Сеймея. Неведение позволило нам с Рицкой подойти друг к другу так близко, как я не смел и мечтать. Прозрение стерло иллюзию моей свободы. Откровения Акаме сделали пребывание в цепях служения Сеймею невыносимым. Жажду узника, страдающего без воды, в то время как под окнами его темницы звенит хрустальный ручей, не сравнить с моей жаждой. Пока я верил, что Рицка для меня потерян, смириться с судьбой было проще, а теперь… Теперь каждодневные встречи с Сеймеем всё острее напоминают мне, для чего я создан. Ни он, ни Акаме больше не возвращаются к сказанному в тот день, вместо этого все доступное мне свободное время Сеймей заполняет изматывающими, беспросветными тренировками. Он требует почти невозможного, заставляет выворачиваться наизнанку, сковывая нас троих воедино, и под натиском его воли реальность становится все более беспорядочной и зыбкой. Сознание будто треснуло – раскололось надвое. Мое естество Бойца прогибается, не выдерживая такого напора, а другая часть с горькой обреченностью наблюдает за этим падением, не в силах его остановить. Не в силах и не вправе… Сопротивление воле хозяина недостойно Бойца. Невыполнение приказа и утрата чести – суть одно и то же. Без конца напоминая об этих истинах, Сеймей постепенно обрубает все нити, тянущиеся к Рицке. И чем дальше, тем больше мое сопротивление становится бессмысленным для меня самого. Еще немного – и я поверю в слова Сеймея о том, что он делает всё это ради моего же блага. У Бойца не может быть двух Жертв. Моя связь с Рицкой не имеет будущего. И если я отрекусь от всего, что нас соединяет, отказаться от него будет легче. Не так чудовищно больно… Мое нелепое сердце беснуется и плачет, но когда придет время, я сумею обуздать его. Этого и хочет Сеймей…
За стеной, на лестнице слышны тихие, усталые шаги. Кисть в моих пальцах замирает. Я прислушиваюсь к тому, как Рицка возится за дверью, как шуршат складки его легкой курточки. Он ищет в кармане ключи от моего дома. Наконец раздается тихий звон и скрежет металла о металл. Ключ поворачивается в замке. Рицка выныривает из-за двери, прикрывает ее за собой. Присаживается на корточки, развязывая шнурки на кедах.
– Привет, Соби, – угрюмо произносит он, явно думая о чем-то своем.
– Здравствуй, – отложив кисть на подставку, с улыбкой наблюдаю за ним.
Вот он вешает верхнюю одежду в шкаф. Идет мыть руки – струи воды звонко стучат о днище металлической раковины. Вытирает лицо, отчего темные Ушки смешно покачиваются…
– Соби, я голоден как демон, – без предисловий заявляет он. – У нас есть что-нибудь?..
– Разве было когда-то, чтобы я не мог тебя ничем порадовать? Всё горячее.
Молча повесив полотенце на крючок, Рицка подходит к плите и небрежно приоткрывает крышки стоящей на ней кастрюлек, выпуская на волю томящиеся внутри аппетитные запахи. Найдя то, что ему по душе, он тянется за тарелкой. Деловито орудует в кастрюльке шумовкой, вытаскивая приглянувшиеся ему кусочки рагу. Улыбнувшись, возвращаюсь к своему этюду. Мне нравится, что Рицка чувствует себя здесь так свободно. По-хозяйски распоряжается вещами. Это создает иллюзию неизменности наших отношений, будто мы живем вместе под одной крышей уже много лет. Мечта, с которой не хочется расставаться.
Забрав тарелку, Рицка шлепает босиком к кровати. Презрев стол или решив не тратить время на то, чтобы его раскладывать, устраивается прямо на полу, поджав под себя ноги. Тарелку он держит на весу и так яростно орудует в ней палочками, что видно, насколько он проголодался.

URL
2011-12-16 в 23:30 

– Вкусно, – коротко замечает Рицка, склонившись над едой.
– Спасибо, – отвечаю, не отрываясь от работы. – Я смотрю, твой поход к психологу прошел удачно. Ты в хорошем настроении.
– Не сказал бы. Скорее – в боевом! – немного странно хмыкает Рицка, бросая на меня острый взгляд из-под длинной челки. – Интересный получился вечер.
– И о чем же вы разговаривали?
– О маме. Кацуко-сенсей считает, что я должен попытаться еще раз сделать шаг к примирению.
– А ты? Ты с этим не согласен?
– Не знаю, – он отводит глаза. – Мне кажется, ничего из этого не выйдет.
Подойдя к нему, забираю опустевшую тарелку и отношу ее в мойку. Включаю воду.
– В любом случае, пытаться или нет – решать только тебе.
Вода стекает по фарфоровым бокам посуды, я намыливаю тарелку губкой. Рицка сидит за моей спиной и молчит, но я чувствую, как его взгляд сверлит мою спину.
– Знаешь, она еще сказала одну вещь про маму. Иногда человек не в состоянии себе помочь. Не может справиться с какой-то проблемой, и тогда нужно ему в этом поспособствовать, сделать шаг навстречу. Что ты про это думаешь?
Поставив посуду в сушилку, вытираю руки полотенцем и оборачиваюсь к Рицке. Он сидит на кровати, опершись ладонями о покрывало, и с напряженным вниманием ждет, что я скажу.
– Любопытное мнение.
– И все? – Рицка приподнимает брови, поворачиваясь следом за мной, пока я иду к мольберту. – Разве это ответ?
Взяв кисть, чуть хмурюсь.
– Рицка, если я скажу, что на самом деле думаю, тебе это может не понравиться. Так что лучше спросить кого-нибудь другого.
– Но мне интересно именно твое мнение! – с нажимом произносит он. – Кого еще мне спрашивать?
Слегка вздыхаю.
– Ну что ж. На мой взгляд, человек, не способный справиться со своими личными проблемами, не стоит того, чтобы другие тратили на него время и силы.
– Ух, ты… Жестоко, – Рицка криво улыбается.
– Может быть, – чуть пожимаю плечами. – Именно поэтому я и не хотел отвечать, если учесть что речь идет о твоей матери.
– А если бы речь шла о тебе? – в глазах Рицки появляется какой-то странный блеск. – Если бы ты вдруг попал в такую ситуацию?
– В ситуацию, когда не смог бы справиться с какой-то личной проблемой? – лукаво кошусь на него. Рицка чуть сглатывает и кивает.
– Если допустить, что это возможно, то в первую очередь я не стал бы никого в это посвящать.
– Даже меня? – хмуро интересуется он, и я чуть поджимаю губы. Разговор перестает казаться мне безобидным
– Даже тебя, Рицка.
Отчасти я солгал сейчас. Я прекрасно помню тот вечер в парке, когда для меня стало невозможным скрывать от Рицки, что его тревоги обо мне обоснованы. С моей стороны это было слабостью, но ему она принесла облегчение, и поэтому я ни о чем не жалел впоследствии. Не жалел до настоящего момента – пока мы вдруг не оказались слишком близки к тому, чтобы вновь вернуться к этой теме.
Задумчиво-мрачный вид Рицки не сулит ничего хорошего. Он будто решается на какой-то неприятный разговор.
– Ладно, не будем про это, – он отворачивается. – Давай про что-нибудь другое поговорим. Например, как у тебя с учебой дела? Что в Университете?
Прикусив губу, внимательно разглядываю его, пытаясь понять, чем может быть вызвано такое странное поведение. Рицка не умеет притворяться. Все его переживания обычно – как на ладони. Сказать, что беспечность в его голосе выглядит нарочитой – значит, ничего не сказать.
– Все так же… Мало что изменилось.
Он сосредоточенно кивает, а потом вдруг через силу усмехается.
– Кио, наверное, как всегда тебе прохода не дает?
– Мы стали реже общаться в последнее время, – уклончиво отвечаю я, пристально наблюдая за любым проявлением эмоций на его лице. Что-то с ним явно не так, но что?..
Рицка встает с кровати и подходит к картине, которую я недавно закончил.
– Красивые цветы, – произносит он тоном, каким обычно говорят: «бывало и лучше».
Вздохнув, откладываю кисть. Подхожу к нему сзади и осторожно обнимаю за плечи. Наклонившись, заглядываю в лицо…
– Тебе не нравится, – спокойно констатирую я.
Рицка молчит, но по чуть нахмуренным бровям понимаю, что не ошибся: ему не понравилось. Впрочем, этого следовало ожидать.
– Ты скоро станешь настоящим критиком, Рицка, – пытаюсь смягчить разговор шуткой, но он не поддается на уловку.
– Я часто смотрю, как ты рисуешь, так что мне видно, когда ты спешишь и халтуришь, а когда – нет.
– По-твоему, я часто халтурю?
Он чуть качает головой:
– Нет. Раньше такого не было.
Выдохнув, он резко оборачивается.
– Знаешь, мне Кио звонил.
Рицка переводит дух, будто не решаясь продолжить. Но мне и этого хватает. Смутная тревога, неприятным холодком кольнувшая сердце, крепнет и перерастает в уверенность…
– И что же он сказал?
– Ты уже больше двух недель не появлялся в Университете, – Рицка наконец поднимает на меня ставший очень серьезным взгляд. – Где тебя носит, Соби?
На миг задерживаю дыхание. Всё как я и опасался. Мне пришлось на время прекратить все контакты с Кио, чтобы тот не начал расспрашивать при Рицке о моих отлучках. Следовало догадаться, что эти двое давно могли обменяться номерами телефонов. Естественно, что Кио, отчаявшись добраться до меня, в конце концов позвонил Рицке.
– Чего молчишь? – он хмурится, сверля меня глазами. – Я же спросил, почему ты не ходишь на учебу? Чем ты занимаешься по утрам? И почему ты каждый раз делаешь вид, что собираешься в Университет, если там даже не появляешься? Что происходит, Соби?!
– Ничего особенного, – приходится призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы сохранить безмятежный вид. – Тебе не стоит об этом беспокоиться, Рицка.
– Это не ответ, – он уворачивается от моей руки, не позволяя погладить его по Ушкам.
Чуть вздохнув, опускаю руку. Само собой он прав. Это не ответ. Но что я могу ему сказать? Солгать проще всего. Я без проблем могу выдать экспромтом с полдесятка версий, объясняющих мои утренние отлучки, и каждая будет звучать вполне правдоподобно. Эта убедительная ложь заставит Рицку ощутить всю нелепость допроса. Ему станет стыдно, он начнет извиняться за то, что напрасно оскорбил меня своей подозрительностью. И в итоге я останусь победителем в схватке, в которой побеждать не хочу.
– Соби, ты слышишь меня? Я задал тебе несколько простых вопросов. Ты можешь ответить?
– Нет, – отвернувшись, ухожу обратно к мольберту.
– Что значит – «нет»? – Рицка чуть растерянно смотрит мне в спину. – Тебе нечего сказать?
– Именно так, – подняв глаза на холст, беру в руки кисть. – И я не хочу об этом говорить.
– Или не можешь? – отрывисто произносит он.
– Так ли это важно, Рицка?
– Еще как важно! В прошлый раз ты признался, что с тобой происходит что-то, о чем я не знаю. Думаешь, я не чувствую изменений? Ты все время что-то творишь за моей спиной. Молчишь. Скрытничаешь. Ведешь себя так, будто все, связанное с тобой, меня вообще не касается!
Выплескивая в словах свое волнение, Рицка беспокойно кружит по комнате, но затем резко останавливается.
– Значит, не скажешь, да? Тогда я сам все узнаю!

URL
2011-12-16 в 23:33 

Развернувшись, он быстрым шагом идет к двери, хватает мою сумку и вытряхивает на пол ее содержимое. Разгребает получившуюся скудную кучку, отбрасывая в сторону одну вещь за другой.
– Что ты делаешь? – чуть нахмурившись, интересуюсь я.
– Ищу зацепки. Как в кино, знаешь? – зло огрызается Рицка, обшаривая боковые кармашки. Не найдя ничего необычного, отбрасывает сумку в сторону и распахивает створки шкафа.
– Рицка, это глупо.
– Не глупее чем видеть, что ты чихать хотел на меня и мои вопросы.
Звонко звякают вешалки. Он начинает обыскивать карманы одежды.
– Там ничего нет, – устало тянусь за пачкой сигарет.
– Тогда, может, подскажешь, где искать? – огрызается он через плечо.
Покачав головой, прикуриваю сигарету, наблюдая, как Рицка со злой торопливостью обыскивает карманы верхней одежды, брюк и рубашек. Происходящее нравится мне все меньше и меньше, но когда Рицка в таком настроении, его едва ли можно утихомирить.
Обыск шкафа, как и ожидалось, результатов не приносит. Шумно захлопнув створки, он разворачивается и идет обратно. Остановившись рядом, требовательно протягивает руку.
– Дай свой телефон!
Несколько мгновений гляжу на него. Темные волосы встрепаны, глаза мрачно горят. Рот сжат в узкую, упрямую полоску. Рицка так упрям. Он не желает отступаться. Уж лучше бы я солгал ему.
Запустив руку в карман джинсов, вытаскиваю сотовый и протягиваю Рицке. Выхватив мобильный из моей руки, он начинает поспешно нажимать на кнопки, просматривая списки вызовов, мейлы и смс-ки.
Это бесполезно. Любая информация о Сеймее, все звонки и сообщения сразу же мной стираются. Никаких следов…
Затянувшись, наблюдаю, как Рицка, все больше досадуя, яростно жмет на кнопки, явно разочарованный содержимым моего телефона.
Наконец он сдается. Рука с телефоном падает вдоль тела. Он роняет голову, челка закрывает глаза.
Затушив сигарету в стоящей рядом на столике пепельнице, осторожно приближаюсь нему.
– Быть может, хватит? – мягко спрашиваю я, привлекая Рицку к себе. – Ты обыскал почти весь дом. Осталось заглянуть только под кровать и в обувные коробки.
– Мне совсем не смешно, Соби, – он исступленно встряхивает головой, а затем утыкается лбом мне в грудь.
– Почему ты так со мной поступаешь? Ты говорил, что я твоя Жертва, что ты меня любишь. Я верил, знал, что это так. И все было хорошо. Вот уж не думал, что однажды начну, как раньше, во всем сомневаться... Думаешь, я не вижу, как ты пытаешь отдалиться?.. Раньше ты всегда обнимал меня во сне, а теперь стараешься лечь подальше, чтобы лишний раз не прикасаться. Ты устал от меня, Соби? Может, я тебе больше не нужен?
Это уже серьезно. Это…
– О чем ты говоришь? – осторожно приподнимаю ладонями его подбородок. Все больше волнуясь, заглядываю в лицо. – Я люблю тебя. Так же как раньше.
– Тогда почему ты так себя ведешь, Соби?! – почти срывается он. Отскакивает назад, сжимая в кулачки маленькие ладони.
– Ты хоть представляешь себе, как это тяжело каждый день надеяться, что все, наконец, наладится? И видеть, что становится только хуже!
Отвернувшись, прикрываю глаза. Будь ты проклят, Сеймей… Все, что творится сейчас с Рицкой, происходит по моей вине. Но если бы я только мог действовать иначе…
Резкий рывок за руку заставляет меня очнуться и распахнуть глаза. Крепко взяв за запястье, Рицка тянет меня за собой. Тащит в сторону кровати. Прежде чем я до конца понимаю, зачем, он коротко и жестко приказывает:
– Сядь!
Не подчиниться подобному тону невозможно. Тело само выполняет приказ. Ноги подгибаются, я подаю на кровать, а Рицка тут же взбирается мне на колени. Усаживается верхом и прижимается всем телом, крепко-крепко. Его близость словно парализует… Сердце взрывается бешеным ритмом. Он утыкается носом мне в щеку, обхватывает руками и замирает. Мы оба замираем, затаив дыхание.
Ошеломление, растерянность…
– Рицка… Что ты?.. – Отпрянув, он встряхивает головой и прижимает ладонь к моим губам, не позволяя договорить. Поднимает взгляд – его лицо рдеет краской, губы жестоко прикушены, а в глазах такое отчаяние, какого я ни разу не видел.
Ладони Рицки быстро ложится на ворот рубашки, нервно дергают его, расстегивая, почти выдирая из петель пуговицы. Перехватываю его руки, но они ускользают. Рицка распахивает полы моей рубашки. Вновь обнимает, дрожащие пальцы зарываются в мои волосы. Он льнет ко мне – его трепет, ощутимый даже сквозь ткань футболки, рождает внутри томительный жар. Губы робко тянутся к моим, и будто сам воздух сгущается, сплетаясь в кокон притяжения. Я не могу… Я… Рицка…
Качнувшись навстречу, целую его, сжав в объятиях.
Боги, как хорошо! Как сладко… Эти губы, этот запах…
Я так давно не прикасался к нему…
Так скучал…
Его близость – это безумие… Настоящее безумие… Мысли, как жалкие щепки, кружатся и тонут в водовороте ощущений. Я вновь схожу с ума…
Ладони сами проникают под футболку, исступлённо гладят худенькую спину, острые лопатки, и кожа под моими руками такая горячая и нежная…
Рицка дрожит, всхлипывает тихонько и прижимается всё теснее… Он уже почти ничего не соображает, а я… Еще немного и я окончательно забудусь. Сорвусь…
Любимый мой! Желанный мой… Как много бы я отдал, чтобы дать тебе всё, что ты хочешь… Чтобы позволить всё, что ты хочешь…
Но я… не могу…
Стискиваю его в объятиях, целую всё глубже – почти терзаю губы. Он вздрагивает, но не разжимает руки, позволяя мне эту отчаянную жестокость. Отчаянный мой… Ему больно, мне – тоже. Боль скручивается внутри в тугой узел – не физическая, другая… Боль выворачивает мою душу наизнанку… Я не должен! У меня приказ… Рицка…
Резко, почти грубо, отрываю его от себя, едва не бросаю рядом на постель, а сам – бросаюсь прочь. Меня ведет, шатает и трясет, как в лихорадке. Ничего не видя перед собой, натыкаюсь на стену и хватаюсь за нее, чтобы только не сползти на пол.
Я предатель… И страшно даже оборачиваться. Но я все равно делаю это, глядя на оставленную мной постель. Рицка лежит на ней – без движения, словно сломанная кукла. Словно выброшенное на берег беспозвоночное, не способное даже пошевелиться. Лежит и тяжело дышит. И смотрит на меня своими огромными темными глазами, совершенно пустыми сейчас.
– Значит, это правда, Соби? – тихо и хрипло произносит он. – Я тебе больше… не нужен, да?
И мне хочется закрыть лицо руками и застонать…
Боги, ну как… Как!.. можно было такое подумать?!
Он же чувствовал, что со мной творилось! Он же видит, как мне плохо сейчас!..
Хотя нет, Рицка не видит… Он ничего не видит и не слышит. И это не его вина.
– Это не так. Не так!.. Я… – беспомощно умолкаю, умоляюще глядя на него… Что я могу сделать? Что я могу?!..
– Тогда почему… – он приподнимается на постели – движения неловкие, скомканные – он явно не в себе, и у меня обрывается сердце, тяжело грохочет под ребрами… Горло пережимается так, что трудно дышать…
– Почему ты так со мной, Соби?.. – Рицка, наконец, садится на кровати, горбится и вздрагивает, но не плачет. Лучше бы он плакал, чем сидел, глядя на меня этими пустыми бездонными глазами и ожидая ответа… Я не в силах выносить этот взгляд…
Отворачиваюсь, уткнувшись лбом в стену.
– Прости меня… Рицка. Я не могу…
– Не можешь или не хочешь?
– Не могу… – хрипло выдыхаю я, закрывая глаза.

URL
2011-12-16 в 23:34 

Рицка замолкает. И его молчание сейчас страшнее любых слез и криков. Я всё окончательно испортил, так? Он не поймет. И не поверит… После того, как я оттолкнул Рицку, бесполезно говорить, что я люблю его.
– Скажи хоть, почему не можешь? – едва слышно доносится из-за моей спины. И я почти смеюсь. Так горько…
– Этого я тоже не могу сказать…
Я слышу тихий вздох. Затем шелест покрывала и неровный шорох шагов по дощатому полу.
Неловко оборачиваюсь, привалившись плечом к стене.
Рицка стоит возле холодильника и механически перебирает его содержимое, словно лишь затем, чтобы чем-то занять руки. Есть у него такая привычка – когда Рицка на грани срыва, ему нужно что-то говорить, что-нибудь делать… Не важно что, лишь бы было какое-то движение, которое позволит ему удержаться на краю.
Вот и сейчас, наклонившись, он бессистемно переставляет с места на место пластиковые контейнеры. Затем вытаскивает пакет с соком и, захлопнув дверцу холодильника, оборачивается ко мне. Его плечи всё еще подрагивают от напряжения, но глаза смотрят в упор.
– Соби, а если… если бы ты разлюбил меня… Если бы больше не хотел… меня трогать… ты бы сказал?
– Рицка, я не могу разлюбить тебя, это невозможно, – потеряно говорю. И это правда. Пусть она и жалко звучит.
– Я сказал, если!.. – от волнения он едва не срывается на крик. – Если бы разлюбил!.. Ты бы сказал мне?..
– Да, – отвечаю без колебаний, – я бы не стал скрывать…
– Понятно, – он медленно кивает, машинальным жестом свинчивает крышку сока и так же бездумно делает глоток. Но в его взгляде, обращенном на меня, что-то меняется, словно я только что сказал нечто очень важное для него. Вот только я сейчас не способен понять, что именно.
Рицка идет обратно к кровати и угрюмо шлепается на нее. Опершись локтями о колени, перекатывает в ладонях пакет с соком. Уставившись в пол, думает о чем-то. Но, по крайней мере, он не сердится. И я постепенно успокаиваюсь. Желание уже схлынуло – еще минуту назад мне было так худо, что я и думать о нем забыл. Устало привалившись плечом к стене, я гляжу на Рицку и жду своего приговора. Должен же он, в конце концов, перестать молчать…
– Ну что, давай подведем итоги… эксперимента, – Рицка как-то жалобно то ли всхлипывает, то ли усмехается, почти истерически, и я понимаю, что он вовсе не так спокоен, как кажется. Сглотнув, он с трудом переводит дыхание, чтобы продолжить говорить.
– Итак, что мы имеем, Соби. Ты снова лжешь мне, пропадаешь неизвестно где. Отказываешься отвечать на мои вопросы и не можешь до меня дотрагиваться. Выглядит так, словно тебе запретили…
Он поворачивает голову и напряженно смотрит на меня, ожидая реакции. Я не сразу осознаю, о чем он говорит. Но когда до меня доходит смысл его слов, они изумляют настолько, что я на миг теряю дар речи. Я ждал чего угодно: обвинений, упреков… Того, что он не захочет меня больше видеть… И теперь едва верю в то, что слышу. На смену растерянности приходит облегчение и какой-то тихий щемящий восторг.
Рицка…
– Временами ты бываешь фантастически логичен, – гляжу на него с благодарностью. Почти с обожанием… Едва ли кто-то на его месте смог бы подняться выше обиды и гнева ради того, чтобы понять… Чтобы утолить куда большую жажду…
Насколько же сильной она должна быть, Рицка?
– Это значит, что я прав? – он не спускает с меня глаз.
Молчу. Я не имею права говорить. Но уверен – он догадается, что и это тоже ответ.
– Я прав… – он действительно понимает. – Тебе запретили… Кто, Соби?
Молчу.
– Понятно. Зайдем с другой стороны…
Он поднимается на ноги и начинает вышагивать вперед-назад мимо меня. Я только слежу за ним, скрестив руки на груди, и жду… Страх и отчаяние, чуть не раздавившие меня минуту назад, испарились. Остались лишь удивленное восхищение, признательность и какая-то болезненная легкость… Я спокоен и собран, как перед схваткой. И я жду…
Думай, Рицка. Уверен, ты найдешь, как решить эту задачу.
Он резко останавливается, поворачиваясь ко мне.
– Хорошо. Теперь вот что... Сколько человек имеют право тебе приказывать? Это безопасный вопрос. Я не прошу тебя называть имен. Я и Сеймей. Кто-нибудь еще имеет право тебе что-то запрещать? Ты стал бы повиноваться кому-то еще?
– Нет.
– Вот как. Но я точно тебе такого не приказывал. Значит, это был…
Рицка осекается. Потрясенно смотрит на меня. Затем озвучивает вслух только что посетившую его мысль. И судя по голосу, она кажется ему сумасшедшей…
– Соби… Сеймей жив?
Вот он и вычислил меня.
– Нет.
– Ты ведь лжешь сейчас, Соби.
– Нет, Рицка. Я тебе не лгу.
– Понятно, – вглядываясь в мое лицо, он от волнения кусает губы. – А если бы Сеймей был жив и приказал тебе лгать мне, ты бы лгал?
Этот вопрос балансирует на грани нарушения приказа, но я все-таки отвечаю.
– Да.
– Ясно.
Рассеянно, будто плавая в тумане, он делает несколько неровных шагов ко мне и опирается рукой о стену.
– Неужели, он жив… Поверить не могу… Как же… это?..
Похоже, он совершенно ошеломлен своим открытием. Ошеломлен, раздавлен... И едва сдерживает слезы.
– Я должен, должен знать наверняка! – будто в бреду шепчет он. – Соби… Пожалуйста… Скажи, он жив? Жив или нет?!
Рицка вскидывает голову, его взгляд умоляет... Но мне только и остается, что глядеть на него с сожалением и молчать.
Всё не так… Всё произошло слишком быстро… И неправильно. Сейчас он потрясен и растерян настолько, что едва ли сумеет найти способ обойти запрет Сеймея. Могу ли я сделать еще хоть что-то?
Рядом Рицка стискивает зубы и с тихим стоном прижимается лбом к стене. Бессильно бьет по ней кулаком.
– Черт… Черт!
Сделать хоть что-то… Мне неведомо, есть ли вообще какой-то способ спросить о том, что желает знать Рицка, так, чтобы я сумел ответить… Но это не может, не должно закончиться подобным образом. Я не могу оставить Рицку наедине с этой неизвестностью… Я не могу так поступить с ним. Я слишком люблю его, слишком высоко ценю, всё, что он для меня сделал…
Мы оба слишком далеко зашли. Поздно… останавливаться.
Склонившись перед ним, опускаюсь на колени, зная, что это уж точно привлечет его внимание.
– Я тебя расстроил. Накажи меня. Тебя ведь в твоих действиях никто не ограничивает.
От неожиданности Рицка вздрагивает и глядит на меня почти в ужасе.
– Соби, ты чт…?! Ты спятил?! Встань! Встань же, кому говорят!
Бросившись вперед, он хватает меня за плечи, словно и впрямь думает, что так сможет заставить подняться. Ловлю запястья Рицки, сжимаю и коротко встряхиваю его.
Очнись же... Приди в себя, хоть ненадолго. Надо закончить то, что мы оба начали…
– Ты слышал, что я сказал тебе? Ты расстроен. И это по моей вине. Ты можешь наказать меня. Ты можешь, что угодно. Ты свободен в любых действиях. Понимаешь?
Смотрю на него. Ну, догадайся же… Прошу тебя, Рицка.
Его глаза вдруг широко распахиваются. Он резко отшатывается назад, и я выпускаю его руки. Наткнувшись спиной на стенку, он вцепляется в нее пальцами, глядя на меня так, будто впервые увидел.
– Погоди… Что ты сказал? Свободен?.. Что значит, я свободен?..
Он чуть выпрямляется. Все ещё растеряно, но в глазах я вновь вижу тот хорошо знакомый мне огонек сосредоточенности.
– Это же… не про наказание сейчас было, да? Ты о другом говорил... О Сеймее… Я мог бы…
Он запинается. Нервно облизывает губы и договаривает медленно, но твердо.
– Я мог бы сам все выяснить. Так? Если я свободен делать, что угодно, значит, могу всё узнать самостоятельно? Ты это хочешь сказать, Соби?
В точку. Умница, Рицка.
– Но как?! Что мне надо делать?.. Я же не… Я не знаю…
Молчу. Мне нельзя отвечать на этот вопрос. Но вместо ответа я поднимаюсь на ноги и иду к балконной двери. Отодвинув ее, останавливаюсь в проеме, доставая сигареты, спиной ощущая пристальный взгляд Рицки. Он ждет подсказку. А я просто стою, глядя вдаль – туда, где меж утопающих в зелени домов, то пропадая, то появляясь, петляет дорога. Подойдя ближе, Рицка прослеживает глазами направление моего взгляда, затем вновь смотрит на меня. Мой силуэт четко выделяется на фоне панорамы вечернего Токио…
– Ты что, предлагаешь мне проследить за тобой? – вдруг догадывается Рицка. – Соби, как так можно?!
Молчу. Странно, что ему самому не пришел в голову такой простой выход. Хотя Рицка порой так прям и честен…
– Это же унизительно! Разве ты стал бы так поступать со мной?
Ну вот. Как я и думал.
Усмехаюсь. А вот на этот вопрос я могу ответить. Говори еще, Рицка. Дай мне возможность отвечать тебе.
– Помню, я как-то унизил себя подобным образом. Во время твоей поездки в Йокогаму. Нацуо и Йоджи следили за тобой по моей просьбе.
– Предлагаешь мне попросить о помощи Зеро, – он кивает и хмурится. – Понятно.
Все-таки он невероятно сообразителен. Если бы Рицка решил следить за мной сам, я не мог бы ему этого позволить. Это было бы косвенным нарушением приказа. Но на Нацуо и Йоджи он не распространяется. Их я могу просто игнорировать.
– Соби, я понимаю. Я знаю, что ты хочешь помочь мне. Я сделаю, как ты сказал.
Я сказал… Ох, Рицка. Если бы я мог рассказать тебе хотя бы половину из того, что происходит на самом деле.
Оборачиваюсь к нему, обнимаю порывисто и крепко. И он тихо вздыхает, прижимаясь ко мне в ответ.
Не представляю, к чему может привести мой сегодняшний поступок. Но Рицка, как никто другой, заслуживает того, чтобы узнать правду. Он так долго бредил Сеймеем. Он всё ещё любит его, и я это знаю. Пусть он выяснит то, что должен. И пусть поступит с этим знанием так, как захочет.
Быть может, потом это окажется единственным, в чем я не подвел его.

URL
2011-12-16 в 23:46 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
УРА!!! ушла читать:snezh:

2011-12-17 в 00:23 

-Orin-
Чтобы отпустить заботы и отдаться всем ветрам, не обязательно во что-то верить, достаточно на все забить.
Darkolgetta,
Эт хорошо.))) :sunny:

2011-12-17 в 00:55 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
а вот цензурный коммент не плучится
меня до сих пор трясет. ну это просто !!!!!!!!!!!! сильно и страшно и хорошо. правильно!
блин я потом успокоюсь переситаю и може что путное вырожу...

2011-12-17 в 01:12 

DraKoshk-a
Пессимистка с легким налетом оптимизма
-Orin-, спасибо-спасибо-спасибо! Нормальный отзыв сейчас не напишется, я слишком переживаю за ваших Соби и Рицку. Поэтому я только с благодарностями и тапком

2011-12-17 в 01:40 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
Про совет семи было интересно, но спокойно. Я знала что Ритцу добьется своего. Вот гад он конечно, но за его извращенную любовь к Соби я могу его не слишком сильно ненавидеть. простить все равно не могу.

Рицка - уже нервнее пошло, я начала волноваться, это напряжение почти висело в воздухе

Соби... Ох Соби... Семея убить. нет ему ни прощения ни пощады! уничтожить. медленно и жестоко! Соби... сколько его пороли, а ума не прибавилось, зато какой молодец Рицка! умница просто! Люблю когда он такой. Я каждый оборот колесика мышки боялась уже уже конец. а они еще не доругались. но ура! теперь хотя бы виден свет в конце тоннеля. Рицка все выяснит и поможет, спасет Соби. Правда же??

Как хорошо на ночь пошло! :heart:

2011-12-17 в 01:55 

Lenny-r
You can do more stupid things faster...
Рицка :beg:
В такой момент взять страх и обиду за шиворот и все же поверить, и настоять на своем, и получить информацию, и составить план...
Маленький но очень мудрый человек.

Спасибо, ТАКОЙ главы ждать стоило.
:song:

2011-12-17 в 04:34 

Svetlanka*)
– Ками-сама, где мой поп-корн? – восторженно хмыкнула Чома
Фцытатнег!!!=))))))))))))))))

Боже! Схватить Рицку, поднять на руках и кружить-кружить-кружить!!!!!!!! :gh:
Умницамоя! Догадливая, до ужаса логичная умница!!!!!! :gh3: :nechto:
Люблю. Молодчинка! :vict:

Забавно, Ритсу из злодея превратился чуть ли не жертву обстоятельств и спасителя. :gigi:

Ох...мурашки по коже бегут...Счастлива. Орин, такое тебе спасибо, такое..... :heart: :heart: :heart: :love:

– Там ничего нет, – устало тянусь за пачкой сигарет.
– Тогда, может, подскажешь, где искать? – огрызается он через плечо.

Рицка прям как ревнивая жена.))))

Про Совет "Семи Лун" очень интересно. Особенно про "Зеркало будущего"
Боже, 10 дней! - всего десять. А ведь Сеймей,взяв Соби в оборот,может скомпрометировать их с Рицкой перед Лунами ещё сильнее, заставить совет семи усомниться в том,что Рицка и Соби просто желают амнистии за похищенную информацию...
Как же всё сложно. Бедный ребёнок,столько на него свалилось.

Но мне нравится, нравится, как Соби меняет тон, как помогает Рицке различать в своей речи оттенки, помогая прочесть между строк, увидеть разницу между "не хочу говорить" и "не могу говорить". не только Рицка, Соби тоже умница. иногда наивная, но всё же отнюдь не беспомощная. :love: :heart: :heart: :heart:
Я уважаю его. Он крут. В положении пленника, связанного не только телом, но душой, мыслями, волей, он всё-таки находит в себе силы, ищет возможности, рвётся из этих навязанных пут изо всех сил. :cool:

увиденные помарочки

Господи, пошли этим двоим немножечко счастья! :heart:

Как же всё сложно, на грани, опасно и зыбко.
Да или нет? - догадайся, в глаза мне смотри.
Ложь - это правда, а правда - ложь, объятья как пытка.
Чувствуй меня, постарайся дожить до зари.


Орин я...спасибище. :flower: :red: :red: :red:


2011-12-17 в 12:03 

Hagane no Kinsei
Китай это не приговор. Это страна такая (c)
Только что дочитала. Слов нет, одни эмоции. Самый-самый фанфик в фендоме. Серпенсортиевский "Я тебя научу", тоже нравится, но ваш, Орин, много больше. Потому что там Имя, а у вас связанный по рукам и ногам Соби. Связаный до нельзя, а душа и сердце все равно к Рицке рвется, обходит приказы как может, как умеет. И Рицка умничка, не хлопнул дверью в порыве, все-все услышал и понял, правильно понял.
А впереди Сеймей, да и Луны... Искренне надеюсь, что они все выдержат и вместе останутся. И Рицка, и Соби этого заслужили...
Автору просто :hlop::hlop::hlop:

2011-12-17 в 19:17 

-Orin-, спасибо огромное за долгожданное продолжение!!! Весь текст (не только эта глава) написан умопомрачительно - ярко, качественно, лаконично, эмоционально. Читаешь взахлеб, переживаешь до трясучки и радуешься, когда у них все складывается. Соби и Рицка такие замечательные! Я познакомилась с этими героями у Вас и читаю произведение, как самостоятельный оридж.
Ну и с Днем рождения, конечно! Радостного настроения, любви вокруг и внутри, вдохновения, ярких и солнечных впечатлений! Творите! Мы Вас любим ;)

2011-12-17 в 19:59 

Тупак Юпанки
"Я написал то, что мне хотелось прочитать. Люди этого не писали, пришлось самому" © Клайв С. Льюис
Огромное вам спасибо! Это было великолепно :hlop:

Немного тапочек

2011-12-17 в 21:52 

freya74
Я такой разный... И все-таки я вместе.
-Orin-, Оооо! Вот это радость! Я конечно продолжала верить, но все равно неожиданно. Автор, огромное вам спасибо. :red:
Как же я соскучилась по вашим Соби и Рицке. Такая безысходность и нежность. Хотя сейчас уже наметился свет в конце туннеля. Я верю в Рицку. Очень надеюсь на скорое продолжение. Возможно я субъективна, но ваш фик, для меня лучший по Loveless.

2011-12-17 в 22:05 

ullka
Залетная птица
-Orin-,
Спасибо, это было прекрасно. Рицка в последней сцене такой...! Просто слов нет ))
Такой главы стоило ждать.

2011-12-18 в 01:33 

[Akagame_Akiko]
Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов (с)
УУУРРААААА :ura::jump::jump2::jump4::crzfan::crzjump2::crzjump::crzdance:

yul-ka, не могу не согласиться
это стоит наших ожиданий

Автоор! вы просто.. просто... !!!! :woopie:
:vo:

а Рицка молодец. держится. другой бы уже давно свихнулся жить в таком напряжении :bang:
скорее бы у них все разрешилось :(

сцена поцелуя Соби и Рицки поравдовалааа :sunny: эээх, любовь все-таки - сильная штука ;-)

2011-12-18 в 02:16 

Svetlanka*)
Да, поцелуй нечто...побольше бы их...
Бедный Соби так истосковался, что чуть Рицкупо-настоящему не съел)))))))
Интересно, Сеймей запретил ему лезть к Рицке. Но самому Рицке никто ничего не запрещал.
А значит, Рицка просто должен лезть целоваться сам.
На это запрет не распространяется. )))))))

2011-12-18 в 02:26 

[Akagame_Akiko]
Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов (с)
Svetlanka*), но Соби то тогда все равно его целовать не сможет :nope:
придется Рицке все самому делать :upset:
:laugh:

2011-12-18 в 04:49 

-Orin-
Чтобы отпустить заботы и отдаться всем ветрам, не обязательно во что-то верить, достаточно на все забить.
DraKoshk-a,
Ой, спасибо за тапочки.) Тут их хоть отловить и исправить можно.)
И вообще спасибо.)

Darkolgetta,
Соби... сколько его пороли, а ума не прибавилось
Ну... Соби и так делает больше, чем может, в состоянии делать, учитывая то, в каком он положении. Учитывая то, как много связывает его с Сеймеем.
Вы не читали "Одиночество в сети" Вишневского? Помню, я прям с ума сходил, когда главная героиня в итоге осталась со своим мужем. Это после такого невероятного, сумасшедшего романа... И несмотря ни на что она все равно не развелась и не отказалась от первой связи. Тогда мне это было непонятно. Теперь понимаю лучше. Какой бы дряной ни была связь, корни грубже. И держат они сильно. А уж такая связь, как у Сеймея и Соби, построенная на полном самоотречении и подавлении воли... Думаете, так просто всё это преодолеть? Особенно, когда тебя так прессуют каждый день. Соби мне жаль, но я его не осуждаю. Для меня эта ситуация как раз логична вполне.
Рицка все выяснит и поможет, спасет Соби. Правда же??
Эээээ... Не спойлить, не спойлить... Там много кого спасать придется.) Не только Соби. Больше ничего не могу сказать. Простите.)
И спасибо огромное за отзыв.)


Lenny-r,
Рицка
В такой момент взять страх и обиду за шиворот и все же поверить, и настоять на своем, и получить информацию, и составить план...
Маленький но очень мудрый человек.

Я вот даже беспокоюсь, не слишком ли взрослым я его делаю. Такое даже многим из умудренных опытом людей не под силу, а Рицке 13-ть. Порой мне даже кажется, что я делаю из него некоего вундеркинда или маленького святого. Это хоть не слишком глаз режет?

Svetlanka*),
Боже, 10 дней! - всего десять. А ведь Сеймей,взяв Соби в оборот,может скомпрометировать их с Рицкой перед Лунами ещё сильнее, заставить совет семи усомниться в том,что Рицка и Соби просто желают амнистии за похищенную информацию...
Ну, что без Сеймея тут не обойдется, ты права.) Но автор все ж не настолько жесток. Да и всего 4 главы осталось. Тут уж не шибко разгуляешься по части интриг. Не хочу усложнять все еще больше, чем оно уже есть. Поверь, им и так хватит.)
Я уважаю его. Он крут. В положении пленника, связанного не только телом, но душой, мыслями, волей, он всё-таки находит в себе силы, ищет возможности, рвётся из этих навязанных пут изо всех сил.
Вооо! Хоть от кого-то я услышал, что Соби крут! Спасибо!

Как же всё сложно, на грани, опасно и зыбко.
Да или нет? - догадайся, в глаза мне смотри.
Ложь - это правда, а правда - ложь, объятья как пытка.
Чувствуй меня, постарайся дожить до зари.

Отпад. :inlove:

Hagane no Kinsei,
Самый-самый фанфик в фендоме. Серпенсортиевский "Я тебя научу", тоже нравится, но ваш, Орин, много больше.
Мы с Серпенсортией просто пишем о разных вещах. Она создала произведение о развитии отношений между главными героями. В её альтернативной истории упор делался не на сюжет, а на чувства, на сам процесс становления и принятия близости. И с этой задачей она просто волшебно справилась.
Меня же, помимо любовной линии, больше занимают мотивы и причины поступков всех героев этой истории. Я собираюсь по своему объяснить, откуда что взялось и почему произошло именно таким образом. Ну и вывести свой итог. Так что у нас с Серпенсортией совершенно разные задачи. Но не будь "Я тебя научу", не было бы и "Лишенного любви" Это по секрету.) До того, как прочел фанфик Серпенсортии, я вообще не думал о том, чтобы что-то написать самому. Можно сказать, она стала тем человеком, который заочно подтолкнул меня к этому.)

triora,
Спасибо вам большое за такие чудесные слова.) Я прям смутился немного.) И за поздравления тоже спасибо. Очень приятно.)

Тупак Юпанки,
Тапки, отлично. Спасибо, исправим.)
Ну и просто благодарю вас за отзыв и за то, что читаете.)

freya74,
Мы с этими героями стлько пережили.) Может поэтому я их все еще чувствую, даже если прошло много времени.)
Продолжение будет. Обязательно будет.) Спасибо вам.)

yul-ka,
Такой главы стоило ждать.
И это очень утешает. И воодушевляет. Благодарю вас.)

2011-12-18 в 04:58 

-Orin-
Чтобы отпустить заботы и отдаться всем ветрам, не обязательно во что-то верить, достаточно на все забить.
[Akagame_Akiko],
))))))) Спасибо.)))
Столько эмоций.))) Ну я рад на самом деле.))) Рад, что вам понравилось.))) Я искренне надеялся, что несмотря на долгий перерыв никто не разочаруется.)
Благодарю вас. :sunny:

2011-12-18 в 12:41 

Svetlanka*)
Svetlanka*), но Соби то тогда все равно его целовать не сможет
придется Рицке все самому делать
[Akagame_Akiko], а он его к кровати привяжет и лишит возможности к сопротивлению, тем самым обезопасит его от ответственности за реакции своего тела, а себя от потери ушек прежде времени. :-D
Ну, что без Сеймея тут не обойдется, ты права.) Но автор все ж не настолько жесток. Да и всего 4 главы осталось. Тут уж не шибко разгуляешься по части интриг. Не хочу усложнять все еще больше, чем оно уже есть. Поверь, им и так хватит.)
Орин Только не комкай в спешке, молю! **
читать дальше
Вооо! Хоть от кого-то я услышал, что Соби крут! Спасибо!
Я что...не говорила,что Соби крут? Оо Да я от него тащусь простотут всё о том,как я от него тащусь... тут маленький пример того, почему я от него тащусь)))))

Ты создаёшь Лл, рисуешь частыми старательно прорисованными штрихами.
И их не должно быть меньше нужного. Иначе получится, как те картины, что рисовал Соби до прихода Рицки к нему в этой главе. Лучше нарисуй такое, на что понадобится больше двух вечеров. Пусть больше времени, но нежно, чувственно и красиво.... Не пытайся в спешке запихнуть в пять глав весь сюжет. Если ты так не хочешь выхходить за рамки пяти глав, сделай большие главы... *наглость второе счастье :gigi:* Ты творец,ты сумеешь всё.:red:

Отпад.

Пасип... :heart:

Мне Анна, соасьница из вконтакта дала стих своей соасьницы из Лейпцига,
который о её возлюбленном из нашей страны. Вконтакте - Ирен Допинг.
Меня поразило, насколько точно подходит им сейчас.

читать дальше

2011-12-18 в 12:44 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
-Orin-, Вы не читали "Одиночество в сети" Вишневского?
я не дочитала. Книжку у меня отобрали, а в инете сил нет читать. по мне - просто сборник депрессивных историй. совершенно не понимаю от чего все тащутся.
Соби и так делает больше, чем может, в состоянии делать
вот тут не согласна. Он делает и это конечно сложно в его положении, но мог бы делать больше. Мог бы. Знает Рицку мог бы сделать так что вопросы у него возникли бы раньше
Какой бы дряной ни была связь, корни грубже. И держат они сильно.
Я понимаю почему выбирают первую любовь пусть уже отгоревшую, но все же любовь. То что у Соби с семеем это извращение, совершенно деструктивные отношения в первую очередь для Соби, но и семей не особо счастлив в них. Опять же если бы Соби хотел остаться с сеем, это одно дело, но он-то не хочет, а помочь себе не может. Ему то жизненно важно остаться с Рицкой. Потому чо с сеем он вряд ли доживет хотя бы до 25, я уж не говорю о счастье в такой жизни.
Думаете, так просто всё это преодолеть? Особенно, когда тебя так прессуют каждый день.
ну так вот у него под боком шанс вырваться. навсегда. а он мало трепыхается!
Я его не осуждаю ни в коем случае. мне его просто стукнуть хочется. Встряхнуть за плечи и закричать Борись! С собой в первую очередь. С этими его рабскими установками в себе. был же он когда-то нормальным и опять почти стал с Рицкой. пусть цепляется за это, а не отстраняется...

Порой мне даже кажется, что я делаю из него некоего вундеркинда или маленького святого. Это хоть не слишком глаз режет?
это просто бальзам на раны! должен же он хоть когда-то начать пользоваться головой! не только же для ушек она у него!

2011-12-18 в 13:05 

Lenny-r
You can do more stupid things faster...
-Orin-, Я вот даже беспокоюсь, не слишком ли взрослым я его делаю. Такое даже многим из умудренных опытом людей не под силу, а Рицке 13-ть. Порой мне даже кажется, что я делаю из него некоего вундеркинда или маленького святого. Это хоть не слишком глаз режет?

Глаз не режет. Я встречала тринадцатилетних, которые большей части двадцатилетних хорошую фору могут дать по глубине чувств и способности формулировать свои мысли. Рицка вырос, из детских слабостей у него остались лишь недостаток личного опыта в некоторых областях, да телосложение, и то компенсируется силой духа.

2011-12-18 в 13:10 

Svetlanka*)
это просто бальзам на раны! должен же он хоть когда-то начать пользоваться головой! не только же для ушек она у него!

Darkolgetta, у меня такое чувство иногда возникает, что у них с Рицкой разделение обязанностей,
Рицка мозг и логика, Соби - сердце и любовь. Но это лишь на первый взгляд.
На самом деле, Рицка ведь тоже любит. Просто у него любовь другая.
У Соби плавная, а у него резкая, порывистая как ветер.
Иногда ему тоже хочется думать сердцем, а не головой, но ему не позволяют.
Потому, когда Соби вдруг проявляет инициативу, это даёт возможность Рицке всё-таки пожить хоть немного в безопасности под крылом этого невзрослого взрослого.
Жаль, что Собино "хочу" распространяется только на поцелуи))))))

2011-12-18 в 13:17 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
Svetlanka*), у меня такое чувство иногда возникает, что у них с Рицкой разделение обязанностей, Рицка мозг и логика, Соби - сердце и любовь.
у меня такого нет. для меня они в данной точке времени одинаковые. Рицка не помнит как быть ребенком. Соби не дали им быть. Оба любят пусть и по разному и по разным причинам людей этого не заслуживающих. не достойных, дающих в ответ только страдания и боль. Причем имхо: слово "любовь" не в полной мере передает смысл их чувств. Соби вообще не умел любить до Рицки. И рицка такой вот взрослой и осознанной любовью - тоже.
Сенсей-Мама для Соби-Рицки это скорее рефлекс чем осознанные чувства. Ну а отношения обоих с Семеем... для одного это родственные чувства. для другого - опять же обязанность.
по собственному выбору они влюбляются только друг в друга.

К слову мозга порою у обоих нет!

2011-12-18 в 13:37 

Svetlanka*)
Вывод очень утешительный. :lol:
Darkolgetta, так странно, я не вижу никакого противоречия с твоими словами.
Наверное просто Рицка более решительный в том, в чём у Соби мужества не хватает и наоборот.
"Чужую беду руками разведу" А в своей беспомощны..как и все.
Самому себя из болота действительно не вынуть. Нужен кто-то кто протянет руку.
Вот только мне порой кажется,что Соби не видит смысла руку тянуть, не верит, что удержат.
Помнишь,когда Рицка ему почти кричал про шрамы Сеймея "ты просто не хочешь поверить в меня,в нас!"
Соби до сих пор боится, что это возможно. А Рицка уже видит, что возможно. И его просто с ума сводит нерешительность Соби,который топчется на пороге, не решаясь сделать шаг к нему, определяющий раз и на всегда,на чьей он стороне.
Когда увидела выражение Сенсей-Мама....стало страшновато. :cool:

2011-12-18 в 13:46 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
Наверное просто Рицка более решительный в том, в чём у Соби мужества не хватает и наоборот.
ну из Соби эту решительность пол жизни выбивали. странно было бы...

Вот только мне порой кажется,что Соби не видит смысла руку тянуть, не верит, что удержат.
не верит что кому-то это надо - тащить его из болота. тут кстати это так и написано:
На мой взгляд, человек, не способный справиться со своими личными проблемами, не стоит того, чтобы другие тратили на него время и силы.
Это он как раз про себя говорит. поэтому и тонет молча. вот за это я и хочу его временами стукнуть!

Когда увидела выражение Сенсей-Мама....стало страшновато.
почему? сенсей для Соби во многом был как отец и такой же хуе плохой как и мисаки для рицки

2011-12-18 в 13:57 

Svetlanka*)
Это он как раз про себя говорит. поэтому и тонет молча. вот за это я и хочу его временами стукнуть!
Врагу не сдаётся наш гооордый варяг, пощаады никтоо не желааает...
.
Собик очень гордый самураистый самурай, ....)

Нет, я просто подумала о скрещивании видов Ритсу и Мисаки.... *кончаю флудить*

   

главная