Лишенный любви

21:56 

Лишенный любви. Глава 6.

Chapter VI Games less
Игры без правил.

Соби.
Нераспакованные сумки стоят в комнате возле двери. Низкий квадратный стакан с рисовой водкой мерцает гранями в моей руке, отражая падающий из комнаты свет. Притворив снаружи двери балкона, я сижу, прислонившись спиной к стене дома, глядя на плотную завесу дождя, отгораживающую меня от мира. Если бы он так же мог отрешить меня от моих мыслей.
Сегодняшний день моей поездки был последним. Выставка закрылась еще вчера. С утра мне необходимо было пережить завершающий этап практических занятий, потом сборы и демонтаж павильонной композиции. Я постарался закончить все как можно быстрее и уехал вскоре после полудня, отказавшись от приглашения на вечерний праздничный ужин в честь успешного завершения этого ежегодного мероприятия. Сенсей был очень огорчен. Как оказалось, представители одного из крупных издательств, заинтересованные в поиске талантливого иллюстратора, работающего в жанре классической живописи, пожелали встретиться там со мной. Но мне было не до этого. Совершенно не до этого.
Весь день я поддерживал связь с Зеро, подняв их звонком рано утром и заставив незаметно проводить Рицку до школы и дежурить там, пока не закончились его занятия. Настоял на том, чтобы они отчитывались мне каждые полчаса. Йоджи, конечно, не пришел от этого в восторг. Пробовал сопротивляться и спорить. Но я был достаточно убедителен. Похоже, Зеро почувствовали, что что-то произошло, и в итоге сделали, как я сказал. Хорошо, хоть не стали требовать объяснений. Я вряд ли был бы способен спокойно говорить об этом. А Рицка запретил мне проводить «разъяснительные беседы» с Зеро. Тем более что расспрашивать их по телефону о произошедшем накануне не имело смысла. Я должен был присутствовать при этом разговоре лично. Хотелось видеть их глаза…
Вернувшись вчера домой, я застал идиллическую картину. Зеро спали как обычно в моей постели. В раковине громоздилась гора немытой посуды. Вещи и игрушки в художественном беспорядке были раскиданы по полу. На раскладном столике возле кровати стоял мой закрытый ноутбук. Сверху были разложены диски с их любимыми играми. Вся картина наводила на мысль, что Зеро не ждали моего преждевременного приезда. Безмятежно спали, не догадываясь ни о чем. Босая нога Нацуо свисала вниз, высунувшись из под одеяла. Йоджи, свернувшись клубочком, тискал своего мишку. Я не стал их будить. Взяв сумку с кошельком, отправился на поезд, едва на него успел и, конечно, прибыл в Осаку куда позже, чем позволял установленный в Молодежных гостиницах комендантский час. Но мне не было дела до недовольства консьержа. Так или иначе, мне не суждено было уснуть в эту ночь. Почти до рассвета я промаялся в своей узкой кровати возле окна под трепет тревожимых ветром занавесок и сонное дыхание моих соседей-студентов. Периодически выбираясь курить на опоясывающую старое здание балконную галерею. Я смотрел на ночные городские огни и пытался не думать ни о чем.
Пытался…
Пожалуй, вчерашний день можно охарактеризовать как один из самых тяжелых в моей жизни. Я давно не переживал подобного. С тех самых пор как погиб Сеймей. Я надеялся, что мне никогда больше не придется проходить через такое вновь. Что я достаточно трезв и опытен, чтобы не допустить чего-то похожего. Что я предусмотрел каждую мелочь. Как выяснилось, ошибся. И эта ошибка едва не стоила мне всего.
Я должен был понять, что что-то не так. Еще когда я звонил ему в первый раз. Это знакомое ощущение, мягкой волной накрывшее сознание… Неуловимые, дрожащие потоки прошли сквозь меня и рассеялись, оставив смутную тревогу. Это могло быть только проявлением силы Рицки. Но что могло пробудить такой внезапный всплеск? Боль? Сильный страх? Мне уже тогда следовало попытаться придти к нему. Возможно, у нас не сразу бы получилось, но я бы ему помог. Вместе, поддерживая связь по телефону, мы смогли бы справиться с этой задачей. Но меня успокоил его удивленный голос. Заставил усомниться в том, действительно ли мне все это не почудилось. А потом, когда он позвал меня, было уже поздно. Я потерял его. Перестал ощущать, так, словно он умер. Я и не подозревал, что оказывается прежде, постоянно, каким-то непостижимым образом чувствовал его присутствие в этом мире, словно оно окрашивало его цветом, преломляясь сквозь мистическую призму. А в тот момент это чувство пропало. Так словно исчезли все краски, погружая реальность в серую однотонную полутьму. Стало так холодно. И пусто. Будто из меня вынули душу.
Я уже ощущал подобное однажды. И я безумно испугался. В спешке покинул аудиторию прямо посреди занятия, оставив кисти, тушь и разобранный мольберт. Провожаемый изумленными взглядами. Но меня это не волновало. Вне себя от беспокойства я поспешил на вокзал, пытаясь по дороге дозвониться до Рицки или Зеро. Безрезультатно. И это могло означать все что угодно. В том числе и самое худшее.
Я искал Рицку. Как же отчаянно я его искал, проклиная несовершенство наших с ним уз и свое бессилие перед этим. Человек, для которого не существует невозможных вещей, оказался не способен преодолеть эту грань, имя которой было неведение и пустота. Это было невыносимо. Почувствовать Рицку вновь, услышать в себе его Зов было таким большим облегчением. Словно струны мягкими аккордами тронули разум, отдаваясь в глубине замирающей дрожью. Я настолько обрадовался этому, что не сразу понял, что он в опасности. То, как он настойчиво звал меня, говорило об одном. Ему очень нужна моя помощь. Я набрал его номер, но после бесконечно долгого томительного ожидания звонок сорвался. Но Рицка продолжал меня звать. Волны этого Зова все сильнее бередили сознание, заставляя сходить с ума от бессилия и страха за него. А затем все стихло. И тогда я совсем потерял голову. Эта тишина была мучительней, чем все, что мне доводилось прежде испытывать. Все мои отчаянные попытки дозвониться до него наталкивались на сообщение, что его телефон выключен. И теперь мне известно почему…
Откинувшись назад, закрываю глаза, упираясь затылком в деревянную обшивку стены. Мелкие брызги барабанящих по потемневшим перилам тяжелых капель, касаются лица и одежды.
Рицка не все мне рассказал о том, что случилось вчера…. Когда я нашел его в том непонятном месте, беспомощного и напуганного, лежащего на голом полу, у меня сердце сжалось от боли. Кто мог поступить так? Ведь он почти еще ребенок. У кого рука могла подняться сотворить подобное с ним? Оставить связанным в этой темноте и холоде. Бросить умирать там. Кто мог быть способен на подобное? Я видел на его щеках дорожки от подсохших слез, его опухшие веки и слипшиеся реснички. Он, наверное, так испугался, плакал там, в темноте от отчаяния и безысходности. Но может быть, дело было не только в этом? Кто был там с ним? Что этот человек делал? Я боюсь об этом думать…
Рука невольно сжимается. Он не все мне рассказал!...
Наверное, не хотел тревожить. И от этой мысли становится еще страшнее. Что могло происходить там, если Рицка отказывается об этом говорить, опасаясь меня расстроить? Я не смею настаивать. Но строить догадки вовсе нестерпимо. Кто же все-таки сделал все это? Кто это был?
Придерживая пальцами стакан, прислоняюсь лбом к сцепленным в замок рукам, опирающимся о колени.
Кто-то сильный. Не менее сильный, чем я сам, раз смог уйти, не оставив следов. Но насколько мне известно превосходящих меня или равных мне не существует. Я бы об этом знал. Кто-то из более поздних групп? Невозможно. Слишком много холодного расчета. Сложно предположить, что подобное мог сотворить ребенок или подросток. Они как правило действуют куда более прямолинейно. Даже у существ вроде Нацуо и Йоджи не хватило бы воображения придумать такую изощренную психологическую пытку. На подлинную трезвую безжалостность способны только взрослые люди. Вроде меня.
Закрываю глаза, ощущая, как вздрагивают веки.
Не имеет значения, кто это был. И насколько он силен. Я разыщу его и убью. Ни одна человеческая жизнь не стоит слезы, пролитой Рицкой.
Только нужно сделать все так, чтобы он ничего не узнал. А то он может захотеть остановить меня, запретить мне действовать.
Несмотря на свой не по возрасту взрослый ум, Рицка еще очень мал. Он не знает, что такое ненависть. Не знает, как горек ее вкус. В нем еще жива вера в лучшее. В справедливость и непреложность счастливого исхода.
Я давно изжил в себе все это. Вместе с детскими ушками ушло доверие к жизни. И способность прощать. Единственный, в кого я верю теперь, безотчетно и безоглядно – это мой Повелитель. Рицка. И он стоит того, чтобы верить в него. Чтобы сражаться за него и отдать ему безраздельно свою жизнь. То, как он дорожит ею, принимая не как дань, а как ценный, желанный дар, наполняет меня благодарностью и трепетом, рождая жажду отдать ему больше, неизмеримо больше. Жаль, что кроме моей жизни у меня ничего нет. Мое желание отдавать ему всего себя превосходит все мыслимые пределы. Это томление, разливающееся в груди при мысли об улыбке на его губах, о свете, таящемся в глубине его глаз… Моя душа сладко вздрагивает в его руках, словно бабочка в раскрытых ладонях, и я знаю, что он никогда не сожмет их, смяв хрупкие крылья, но будет оберегать, согревая своим теплом. Если бы я мог до конца принадлежать ему. Раскрыться, передав себя его великодушной, благодатной воле. Утонуть в этой опьяняющей бесконечности, став, наконец, обретенным им. Повиноваться ему и только ему одному. С каким почтением и гордостью я носил бы на своем теле его имя. Для меня было бы величайшей честью служить ему. Исполнять все его желания. Все, что он мне прикажет или попросит. Все, что о чем он только захочет меня попросить, только подумает… В покорности преклонив колени, я весь мир сложил бы к его ногам по одному слову. Если бы я только мог. Но это невозможно. Это всего лишь несбыточная мечта, преследующая меня во снах.
И все же я, по крайней мере, могу быть рядом с ним. Защищать его и любить. Это немало. Я должен обуздать себя и смириться. Тем более что сейчас, похоже, у меня нет больше времени на мечты или пустые раздумья. Кое-что изменилось в привычной мне картине мира. И эти изменения мне очень не по душе. То, что рассказали Зеро…
Когда я вернулся, выполнив все, что велел мне Рицка, то получил, наконец, возможность допросить их с пристрастием. Они отнеслись к этому совершенно спокойно и, как я до этого предполагал, не имели ни малейшего понятия о случившимся. Я не стал их ни во что посвящать. Но то, что они сообщили, наводило на очень нехорошие размышления.
Как оказалось, буквально на следующий день после моего отъезда они начали ощущать чужое присутствие, пока ждали Рицку возле школы. И все никак не могли определить, откуда оно исходит. Пытались выследить противника, но им это не удалось. Вчера у Йоджи окончательно лопнуло терпение. Подчинившись своему инстинкту охотников, Зеро начали преследовать незнакомцев, и те уводили их все дальше и дальше, заставили спуститься в метро, где Нацуо и Йоджи потеряли их какое-то время спустя в подземном лабиринте Токио. А между тем вторая пара дожидалась Рицку возле дома. Простая и действенная ловушка. Но совершенно противоречащая любым правилам, по которым ведутся дуэли. Подобные уловки запрещены, и они ниже достоинства любого из Стражей. Поединки всегда происходят в открытую. Двое на двое. Поэтому мне не в чем упрекнуть Зеро. Они просто не допускали мысли о существовании второй пары. Были настолько уверены, что пока они гонялись за противником в метро, Рицка беспрепятственно добрался до дома, что даже не стали этого проверять.
Такая тактика должна была сработать. Вмешательство того неизвестного мне лица, по-видимому, не входило ни в чьи планы. Но чем его можно объяснить? Непонятно. Остается только предположить, что в Школе или вне ее пределов существует кто-то, действующий вопреки интересам Семи Лун. Осведомленный об этих интересах. Какая-то третья сторона. И появление новых игроков в этой партии мне очень не нравится. Как и ужесточение методов борьбы.
Со вздохом ставлю так и не тронутый стакан рядом с собой на пол. Бессмысленно пытаться как-то подготовиться к этому разговору. Только не таким способом.
Извлекаю из кармана телефон. Рука на мгновение сжимается и падает на колено.
Если я не ошибся в своих догадках, то произошло нечто из ряда вон выходящее. Предположить, что кто-то из Стражей предпринял подобные действия по собственной инициативе невозможно, значит действовать таким образом их побудил приказ сверху. Что могло заставить Семь Лун пойти на подобные меры? К сожалению, есть только один способ это выяснить.
Пальцы неохотно прикасаются к кнопкам, извлекая из недр памяти телефона номер с пометкой «Игнорировать входящие вызовы». Медлят на мгновение и затем обреченно нажимают на ввод.
Подношу к уху телефон, прикрывая глаза. Ровные дрожащие гудки отдаются болезненными секундами в моей голове. Щелчок соединения.
- Соби-кун?- пауза, равная одной сухой улыбке. - Я ждал твоего звонка.
Ждали, значит….
- В таком случае, полагаю, мне нет необходимости объяснять причину.
- Отчего же. Мне хотелось бы услышать, что именно могло сподвигнуть тебя набрать мой номер. Я давно перестал ожидать, что ты когда-либо сделаешь это из простых соображений.
Подавляю глухой вздох. Как у него это выходит? Одной фразой укорить меня в пренебрежении ученическим долгом и высказать свое отношение к тому, что я при этом продолжаю использовать его как источник информации. Сенсей….
- Я хотел поговорить о Рицке…
- Loveless. Я так и думал,- скупая усмешка, - что тебе хотелось бы выяснить помимо того, что тебе и так известно?
- Вчера на него было совершено нападение. Его намеревались похитить.
- Намеревались... Хм… Что ж, я не сомневался, что ты справишься, Соби-кун. Я предупреждал, что это неудачная идея.
Он знал об этом. Стискиваю пальцами телефон, наклоняясь ниже.
- Подобные действия незаконны! Неужели Рицка настолько необходим вам, что вы допустили подобное?
Я кожей ощущаю его сдержанную ироничную усмешку. Гневом его не проймешь.
- Loveless меня не интересует. Он нужен Семи Лунам. Меня интересуешь ты. Меня тревожит твое будущее, Соби-кун. Я желаю, чтобы ты вернулся. И тебе это известно.
Известно. Даже слишком хорошо. Эта хладнокровная забота в состоянии причинить не меньше боли, чем равнодушие.
- Это невозможно. Я не намерен возвращаться.
- Полагаю, что в свете нынешних событий ты изменишь свое отношение.
Закрываю глаза. Итак, я не ошибся. Что-то действительно случилось.
- Что это значит?
- Около двух недель назад был осуществлен взлом хранилища данных Школы. Мы предполагаем, что это мог сделать Loveless.
От неожиданности в изумлении поднимаю голову.
- Рицка? Это невозможно! Он же школьник… Кому в голову могла прийти мысль, что он способен на подобное?!
Усмехается.
- Боюсь, что мне. Это было всего лишь предположение, высказанное в частном разговоре. Но Семь Лун отнеслись к этому неожиданно остро. Должно быть, это была реакция на фамилию Аояги.
Сжимаю зубы. Неожиданно…. остро… Вы знали, что так будет, сенсей….
- Подозрение, это еще не повод, чтобы его похищать. Подобные методы неоправданны.
- Оправданы, поскольку в его отношении была выдана директива «Задержать любыми способами». Ты знаешь, что это означает, Соби-кун.
Телефон застывает в руке. Взгляд останавливается.
Такое же указание было издано в отношении Сеймея перед тем, как его убили. Нет…
Холодный голос продолжает звучать из трубки, отдаваясь в голове болезненным эхом.
- К тому же подозрение усиливается из-за характера украденной информации и источника, откуда она была изъята. Из моего компьютера были похищены материалы с учебной программой для Жертв. Ты ведь не будешь отрицать, что у Аояги был мотив?
Стискиваю веки. Какой мотив… О чем вы, сенсей… Будь это действительно Рицка, его бы интересовала иная информация. Он хочет разобраться, что к чему, но не желает иметь со всем этим ничего общего.
- Боюсь, у вас нет выбора. Loveless должен прибыть в Школу Стражей, если хочет очистить себя от подозрений. Если он действительно невиновен, сделать это будет нетрудно.
- А если окажется, что нет?
- Ты допускаешь такую возможность, Соби-кун?
Сдерживаю дыхание.
- Я спрашиваю, потому что вы ее допускаете.
Молчание.
- Хм. Если он виновен, но использовал похищенные сведения в своих целях, не предав огласке, то для него останется два пути. Либо понести соответствующее его проступку наказание, либо… принести присягу Школе и получить доступ к идентичного рода данным. Таким образом, его преступление станет носить номинальный характер, заслуживающий лишь упоминания в его личном деле. Мне по силам организовать подобное.
Невозможно. Наказание, полагающееся за такой проступок никогда не будет приемлемым для Рицки. Память – это одна из самых ценных вещей, которые у него есть. Пусть сенсей не может знать об этом. Но подобное не было бы приемлемым ни для кого. На самом деле выбора здесь не существует.
Если же он не виноват…
- Какова вероятность, что если Рицка окажется невиновным, ему позволят вернуться домой?
- Такая возможность не исключается.
То есть фактически она равна нулю. Независимо от того причастен он к происходящему или нет. Но он не может быть замешан в этом. Это абсурд.
- Вы действительно верите, что это сделал Рицка?
- В это верят Семь Лун. К тому же мы предполагаем, что он действовал не один. Имена его сообщников также будут устанавливаться. В отношении тебя никаких претензий нет. Твое личное дело было вынесено к рассмотрению, и вероятность твоего участия была признана крайне низкой. Даже если окажется, что это не так, никаких мер к тебе, как к лицу подчиненному применено не будет.
Иными словами пострадает только Рицка. Насколько же безжалостно ваше участие, сенсей…
- Поторопитесь. В ваши интересах решить этот вопрос как можно быстрее, пока Семь Лун не утратили терпение, и я еще могу контролировать ситуацию. Приехать в Школу - это единственный выход для вас. И самый безопасный. Даже если все сложится не вполне благополучно, я могу добиться, чтобы вас не разлучали, пока Loveless проходит обучение. Его Боец по-прежнему не найден, и раз ты считаешь Аояги своим хозяином, я готов с этим мириться. Но ты должен вернуться.
Вот оно что… Теперь мне ясно для чего все это. Вы неисправимы, сенсей. Ложь или истину, чужие слабости, страхи и ошибки - вы все обращаете на благо своим желаниям.
Горько усмехаюсь.
- Похоже вы не оставили нам выбора.
- Выбор был сделан еще до настоящего момента. И не нами, а виновником происходящего.
- Вы правы, - вы даже не представляете себе насколько правы, - но боюсь, я вынужден отказаться.
Пауза…
- Что это значит, Соби-кун? Ты намерен ослушаться приказа?
- Именно. Рицка не поедет в Семь Лун.
- Ты собрался решать это за него? Ты забываешься, Боец.
Вздрагиваю всем телом. Не думал, что когда-нибудь еще услышу от него подобный тон. Эти стальные нотки в нем. Я вас расстроил, сенсей. Что ж. Пусть будет так.
- Приношу свои извинения. Но, как вы сами сказали, все было решено до нас.
Молчание. Он осмысляет мой ответ. Нелегкая это вещь – поражение на собственном поле. Он не ожидал подобного. Это очевидно.
- Соби-кун. Ты понимаешь, что будет означать такой отказ?
- Понимаю. Доброй ночи.
Закрываю телефон, прежде чем оттуда успевает донестись еще хоть одна реплика. Перевожу дыхание.
Курить…. Немедленно.
Нахожу рукой лежащую рядом, наготове, полупустую пачку сигарет. Раскрыв, подцепляю зубами кончик фильтра. Вытаскиваю. Извлекаю следом зажигалку, захлопывая пачку. Большой палец делает ставший уже бессознательным жест, скидывая в сторону металлическую крышку. Вырвавшийся на свободу дрожащий огонек подпаляет кончик сигареты. Коротко втягиваю воздух, отрывисто стравливая его краем рта. Сигарета вспыхивает и начинает тлеть. Затягиваюсь…
Горький холодный дым заполняет легкие, заставляя слегка неметь горло, принося мимолетное облегчение.
Закрыв глаза, откидываюсь на стену. Сигарета слегка вздрагивает в руке.
Так значит в Школе полагают, что Рицка вскрыл компьютерную систему безопасности и выкрал учебник для Жертв. Даже если сенсей не верит в это сам, он убедил в такой вероятности Семь Лун. Что ж, это многое объясняет. И меняет тоже очень многое.
Но это просто какой-то жестокий рок. Сначала Сеймей…. Потом Рицка…. Невероятно.
Растираю ладонью лицо сверху вниз. Рука замирает у рта, сжимаясь в кулак.
Независимо от того, правда это или нет, надо понять, что с этим делать. Ситуация утратила прежнюю стабильность. Правил у этой игры больше не существует. Противная сторона не будет соблюдать Кодекс дуэлей. Отныне Рицка больше не подпадает под него, и он нигде не в безопасности. Ни дома, ни в школе, ни тем более на улице. Как мне поступить? Бросить Университет, чтобы быть рядом неотлучно, следуя за ним как тень? Взять академический отпуск? Если понадобится, я так и сделаю. Нельзя больше оставлять его одного. В нужный момент Рицке может просто не хватить времени или опыта, чтобы вызвать меня. И тогда будет поздно.
С тяжелым вздохом прикрываю глаза. Методические указания для Жертв… Совпадение? Или нет? Какова вероятность, что кому-то еще могли понадобиться такие сведения? Тем более потребуется добывать их таким способом. Неужели это и правда мог быть Рицка? Но если это действительно он, то зачем он сделал это? Я был недостаточно хорош? Он не чувствовал себя в безопасности рядом со мной, раз решил действовать сам? Он мне не доверяет? Неужели настолько, что ничего мне об этом не сказал? Держал в себе, ни разу не дав понять, что не доволен мной. Насколько же сильным может быть его недоверие, если он даже побоялся излить его на меня.
В памяти вспыхивает яркая картинка. Маленькие руки, обнимающие меня за плечи в темноте. Хрупкое тело, замершее на моих руках, прижавшись ко мне, постепенно успокаиваясь и прекращая вздрагивать.
- Это не имеет значения.
- Имеет. Для меня.
Нет. Это не недоверие. Забота. Должно быть, он не хотел тревожить меня всем этим, потому ничего не сказал. Я ведь тоже поступал с ним также. Чего еще я могу ожидать теперь.
Так или иначе пока ничего не доказано, нельзя убеждать себя в том, что Рицка виновен. Будем исходить из того, что он этого не делал. Но могу ли я сам это выяснить? Прямой вопрос исключается. Тогда пришлось бы рассказать, какая опасность ему угрожает. А это ни к чему. Если уж кому-то из нас суждено испытывать страх и впадать в паранойю, то пусть это буду я. Справлюсь с этим как-нибудь. Но вначале нужно кое-что проверить.
Сминаю о дно стоящей рядом пепельницы докуренную сигарету и поднимаюсь на ноги, прихватывая пальцами стакан. Отодвинув балконную перегородку, вхожу в освещенное пространство комнаты. После дождливой промозглой улицы, воздух внутри кажется мне сухим и почти горячим.
Закрыв дверь, иду к кухонному столу и выливаю нетронутый стакан алкоголя в раковину. Скверная была идея. Хотя напиться хотелось. Впервые за долгое время.
- Эй. Откуда у тебя еще один червовый туз? Он же вышел в самом начале вместе с отбоем, я точно помню.
Это Нацуо. Они с Йоджи валяются на моей кровати и играют в карты. Сопроводив Рицку домой, они вернулись около часа назад. Он не ожидал, что я приеду раньше полуночи, и после школы отправился к своему однокласснику. Так что, заглянув прямо с вокзала к Рицке домой, я не застал его там. Впрочем, это к лучшему. Прежде чем встречаться с ним, я должен был во всем разобраться.
- Ничего не знаю. Червовый туз в колоде всего один, ты все перепутал, Нацуо.
Пауза.
- Покажи мне отбой.
- Еще чего! Дурака не валяй!
- Я тебе говорю, покажи!
Оборачиваюсь, опираясь спиной о стол. Йоджи прижимает к постели рукой пухлую стопку карт, пытаясь пресечь попытки своего Бойца вытащить их из-под ладони по одной.
-Эй! Ты что делаешь? Ты что не веришь мне?
- Не-а.
Йоджи вскидывается. Перехватив пальцами очередную карту, тянет ее на себя.
- Не веришь своей Жертве? Я что по-твоему, жулик?
Яростно дергая каждый на себя, они продолжают эту нелепую игру в перетягивание.
Прикрываю глаза, издавая тихий вздох. И этот шумный детский сад живет у меня дома. Но, по крайней мере, иногда это бывает забавно.
- Йоджи,- тихонько окликаю я, раскрасневшегося светловолосого Зеро. Он отмахивается одной рукой.
- Подожди, Соби. Нацуо, отдай! Отдай немедленно, я приказываю тебе!
- Йоджи! - слегка повышаю голос.
- Я тебя слышал, Соби. Я сказал, отдай ее мне!
-А га!- вырываясь и торжествуя, Нацуо поднимает высоко в воздух туз, уворачиваясь от протянутых рук своей Жертвы,- ты сжульничал Йоджи, я так и знал! Обманщик!
- Я говорю, дай сюда! Уй!!
Не удержавшись, Йоджи плюхается сверху на Нацуо. Карты веером взлетают в воздух, рассеиваясь по полу. Оба барахтаются на кровати, пытаясь подняться.
- Эй! Слезь с меня! Жулик!
Усмехаясь, прикрываю глаза. Безобразие полнейшее. Забавный конечно, но бардак.
- Йоджи!
- Да погоди ты, Соби!- светловолосый Зеро, сев наконец, сердито обирает у Нацуо несчастную карту. - Кто бы говорил вообще? Кто позавчера из рукава флешь-рояль вытащил? Ты думал, я не заметил? Ты первый начал!
Ну сейчас они еще и подерутся. С тяжелым вздохом вновь отворачиваюсь к столу. М-да. Не хватало мне и здесь наводить порядок. Пусть сами разбираются. В любом случае, пока эти двое не успокоятся, я от них ничего толкового не добьюсь.
Сзади слышится какая-то возня и сопение.
- Ну прости меня, Йоджи, я не хотел, правда. Просто ты всегда выигрываешь. Нельзя ж так в самом то деле.
Кидаю быстрый удивленный взгляд назад. Йоджи сидит на постели, прижимая к себе Нацуо, и гладит его ладонью по волосам. Тот обнимает его, уткнувшись носом в футболку.
- Это ты меня прости. И чего я, в самом деле, вздумал дуться? Ну что, мир?
- Ага,- слегка вздохнув, Нацуо садится рядом, - мир.
Прячу улыбку. Все-таки Зеро – это нечто. При таком темпераменте, такая непосредственность. И они действительно пара. Без всякого сомнения. Хорошо, что они живут у меня. Здесь не так пусто.
- Чего ты там хотел-то, Соби? - Йоджи переводит взгляд на меня. - Давай, говори.
Оборачиваюсь, опираясь спиной о стол, скрещивая руки на груди. Не хочется, конечно, портить им настроение, но придется. У меня нет иного выбора.
- У меня есть некоторые новости. Думаю, вам будет интересно, - поднимаю глаза, чтобы видеть их реакцию,- пару недель назад кто-то вскрыл компьютерную базу данных Школы и выкрал учебник для Жертв. Ведется поиск виновных, - слегка прищуриваюсь, - вы что-нибудь знаете об этом деле?
Лицо Нацуо слегка вытягивается. Он коротко оглядывается на Йоджи. Тот едва заметно вздрагивает и напускает на себя недоумевающий вид.
- Впервые слышим, верно, Нацуо?- возвращает своему Бойцу предостерегающий взгляд.
- Ага, - темноволосый Зеро вскидывает подбородок, - мы не в курсе.
Ясно. Слегка усмехнувшись, прикрываю глаза. Маленькие хитрецы. Но лгать не умеют. Они знают о случившемся. Весьма любопытно. Откуда.
Внимательно рассматриваю их из-под приспущенных ресниц. Под моим взглядом их невинно-выразительная невозмутимость постепенно дает трещину, они слегка тушуются. В глазах Нацуо вспыхивает упрямый вызов. Йоджи, чуть склонив голову, глядит на меня исподлобья, скрестив руки на груди. Он не выдерживает первым.
- Чего ты так смотришь, Соби? Мы здесь ни при чем. Ты что ли нас подозреваешь?
- Нет.
Да.
Прикрываю глаза. В принципе можно их ни о чем больше не спрашивать. Я и так все уже выяснил, что хотел. Тем более, что если я стану давить, они продолжат упорствовать и, как водится, настолько увлекутся, что сами начнут верить, в то что говорят. Даже если это не правда. Результат все равно будет нулевым. Что ж. Это уже не важно.
Оттолкнувшись от края стола, иду по направлению к двери. Одеваю ботинки. Опустившись на одно колено, завязываю шнурки. Зеро несколько настороженно наблюдают за мной.
- Ты куда собрался, Соби?
Накидываю на плечи плащ.
- К Рицке. Можете меня не ждать.
Мне надо быть рядом с ним. Даже если он не позволит мне остаться. Как и где буду ночевать, это я уже на месте разберусь.
Выхожу, прикрывая дверь. Спускаюсь по деревянным ступенькам. Дождь барабанит по черепичному козырьку, рассеивая вокруг мельчайшие частички водной пыли. Подняв воротник, погружаюсь в него, сворачивая на темную дорожку.
Может я и зря так беспокоюсь. Ведь с момента взлома прошло уже столько времени, а противник проявил себя только сейчас. Скорее всего, это не единственный рассматриваемый вариант, и сенсей несколько утрирует ситуацию, нагнетая обстановку. Если бы Семь Лун были уверены на все сто, Рицки бы уже здесь не было. Но так или иначе, это не тот случай, к которому можно отнестись легкомысленно. Повторения того, что случилось с Сеймеем, я не допущу.

***
Дверь за Соби закрывается. Его быстрые шаги вниз по лестнице постепенно растворяются в шуме дождя за окном. Зеро несколько долгих секунд сидят на кровати, молча вслушиваясь в эти похожие на шепот шелестящие звуки. Затем Йоджи медленно снимается с постели, подходит к двери и, закрыв ее на замок, прислоняется к ней спиной, скрестив руки на груди.
- М-да-а. Дела.
Он задумчиво хмыкает, чуть сдвинув брови.
- Похоже наша маленькая шалость расстроила Семь Лун несколько больше, чем мы ожидали. Если уж даже отшельник вроде Соби об этом узнал….
Пожав ноги под себя, Нацуо задумчиво перебирает пальцами оставшиеся на кровати карты.
- Не понимаю, на кой они трезвонят об этом на весь свет. Это ж такой позор. Я думал, они будут молчать в тряпочку.
- Мы оба так думали,- Йоджи задумчиво потирает ладонью лоб, - и вот на тебе. Любопытно с чего они вдруг так переполошились. Нечисто тут что-то…
Задумчиво хмурясь, он обводит взглядом комнату.
- Знаешь, что, Нацуо. У меня такое чувство, что нам пора сматываться. И чем скорее, тем лучше.
- Сматываться? – Нацуо поднимает голову. - Мы что уходим от Соби?
- Вот именно,- напряженно закусив губу, Йоджи вдруг резко поворачивает голову, глядя на своего Бойца, - где его документы?
-В сумке, скорее всего,- Нацуо кивает на стоящие у двери не распакованные вещи, - а что?
- Найди их, возьми деньги и дуй по быстрому за новой sim-кой. Магазины должны еще работать.
- За новой?!- Нацуо аж пристал на кровати. - Но как же Нагиса-сенсей?!
-Вот именно что Нагиса-сенсей! – Йоджи поворачивается, хмуро вколачивая слова в пол. - Ты хоть представляешь, что с ней будет, если выяснится, что мы во всем этом участвовали?! На ее репутации Учителя можно будет ставить крест!
- Вот черт…- на лице Нацуо отражается понимание, - я об этом как-то не подумал.
- Никто из нас не подумал. Кто знал, что они отнесутся к этому настолько серьезно.
Закусив губу, Нацуо хмуро смотрит в окно. Затем встает и, подойдя к стоящей на полу сумке, начинает обыскивать карманы.
- А как же Соби и… Рицка. Мы что бросим их?
Йоджи вздыхает, прикрыв глаза.
- Не трави мне душу, Нацуо. Думаешь, мне это нравится? Но все что мы можем сейчас, это сделать так, чтобы до нас не добрались. Вряд ли кто-то всерьез станет их подозревать. Но если нас поймают, им точно не поздоровится. Особенно Рицке. Я вот только думаю. Может предупредить Соби? Письмо ему на почту послать или что-то вроде того. Он же все-таки его Боец, он должен знать.
- Не стоит,- руки Нацуо замирают. - Это дело Рицки. Он должен сам ему все рассказать. Если захочет, он это сделает. Не нам решать такие вещи.
Йоджи, несколько секунд смотрит на напарника, затем выдыхает
- Ты прав. Нашел?
- Угу. Готово. - Нацуо извлекает их внутреннего кармана небольшую книжицу в черном кожаном переплете.
- Молодец. Бери деньги и беги. А я пока соберу вещи.
Кивнув, темноволосый Зеро идет к двери. Замирает перед ней на мгновение, глядя на замок.
- А куда мы пойдем?
- Решим по дороге,- Йоджи хмыкает, хотя во взгляде на мгновение отражается печальный огонек. - Все двери открыты для Зеро, верно?
Нацуо криво улыбается шутке. В глаза на несколько секунд возвращается прежний блеск, но тут же пропадает.
- Это точно.
Он тянется к дверной ручке. Замок щелкает. Страж замирает в проеме.
- Йоджи…
- Да?
- Нужно сказать Рицке.
Светловолосый Агнец оборачивается, внимательно глядя на Нацуо, потом вздыхает, засунув руки в карманы.
- Да. Надо бы. Если ему что-то угрожает, он должен об этом знать.

***
Рицка.
Забинтованные на скорую руку пальцы осторожно перебирают содержимое небольшой прямоугольной коробки с синим крестиком на боку. Таблетки от желудка, бинты, масло…. Моя личная маленькая аптечка на все случаи жизни, доставшаяся мне в наследство от Сеймея. Я правда уже почти опустошил ее. Надо сходить в аптеку и пополнить свои небогатые запасы. Но я все время медлю, не торопясь это делать. И дело не в том, что забываю или не могу найти время. Просто при одной мысли об этом в душе появляется чувство отторжения, словно этим шагом я смирюсь с тем, что она все время будет мне необходима. Словно соглашусь с этим, начиная новый раунд, продлевая наш с этой коробкой специфический контракт. Мысль, конечно, глупая, но она каждый раз меня останавливает. Дождусь в итоге, что все в аптечке закончится. Причем в самый неподходящий момент.
Рука, наконец, находит то, что ищет. Вот она перекись водорода. Откупориваю пузырек, с поистрепавшейся уже слегка этикеткой. Бесцветная остро пахнущая жидкость впитывается в пушистый шарик ваты.
Подняв голову, критически оглядываю в зеркале свое лицо и длинный глубокий порез на нем, идущий от скулы и почти до самого уха. Да-а. Само собой не заживет. Придется заклеивать. Опять. Осторожно прикасаюсь ваткой к ранке, слегка вздрагивая и шипя сквозь стиснутые зубы. Щипит. Уже весь день прошел, а она все еще щипит. Как бы не воспалилась. Аккуратно промокаю ваткой порез и тянусь за пластырем. Собственно почти ничего страшного. Не такая уж она и большая. Со временем на ее месте останется только тонкий белесый шрам, похожий на ниточку. А потом и он исчезнет. На мне вообще все быстро заживает, кроме разве что нескольких не сошедших еще крупных образчиков. Но хорошо, что они хоть не на лице.
Осторожно приладив к щеке полоску пластыря, любуюсь на свою работу. Сгодится. Все равно заметно, конечно, но с этим я уж ничего не могу поделать. Придется оставить как есть.
Подцепив зубами тонкий узелок на запястье, развязываю его, разматывая бинты. Теперь можно заняться руками.
Вздыхаю, останавливаясь на мгновение. Мне, наверное, впервые попало за то, в чем был виноват не я, а кто-то другой. Когда мы вчера поздно вечером вернулись с Соби домой, здесь стояла такая тишина, что я думал, что мама просто уже спит. В последнее время она рано стала ложиться. А оказалось, что ее не было дома. Она убежала в полицию, когда так и не дождалась меня ужинать. Дверь в мою комнату все время была открыта, я ведь ушел в школу обычным образом, через входную дверь. Так что проверить, дома я или нет, на этот раз не составило труда. Когда в условленный срок я так и не появился, мама стала звонить моим друзьям и Шинономе-сенсей. Яёй сказал ей, что после того как мы с ним расстались, я пошел домой. Только я-то не дошел. И мама испугавшись, поспешила в ближайший участок писать заявление о том, что я пропал. Пришла домой уже ночью и нашла мою дверь закрытой. А утром состоялся тот самый «разговор».
Осторожно отлепляю от кожи последний в бурых потеках слой бинта. Приставшая к ним корочка отрывается от ранки, и порез вновь начинает кровоточить. Со вздохом вновь тянусь за перекисью. Ну вот опять по второму кругу.
Я давно понял, что когда мама такая, с ней лучше не спорить. И не убегать. Надо просто это пережить. Забиться куда-нибудь в угол или к стене, закрыв голову руками и подождать, пока мама успокоится. Она, как правило, не очень долго сердится. Всего пару минут от силы. Главное в такие моменты не привлекать к себе внимание, тогда быть может и обойдется.
Счистив влажной ваткой с тыльной стороны ладоней остатки присохшей крови, начинаю ловко орудовать пластырем.
Наверное, сегодня мне просто не повезло. Я спустился в столовую как раз, когда мама собирала завтрак. Если бы я знал, что она вчера заметила мое отсутствие, то не стал бы есть. Взяв рюкзак, тихонько улизнул бы в школу. Правда это только отсрочило бы наказание и усилило мамин гнев. Так что может оно и лучше, так как вышло. Только тарелок у нас почти не сталось уже. Мама практически все их разбила. Купить новые? Слегка усмехаюсь. Купить новые – это для меня все равно что сходить в аптеку. Примерно те же мысли и ощущения.
Откладываю пластырь. Готово. Поворачиваю из стороны в стороны кисти, сгибая пальцы. Руками двигать не мешает, остальное – не важно.
Убрав за собой, захлопываю аптечку и выхожу из ванной, прикрыв дверь.
Меня, конечно, очень задели ее слова. Про то, что я совсем о ней не думаю. Что мне все равно, что она чувствует. Что прежний Рицка никогда бы так не поступил, а я просто маленькое бессердечное чудовище. Неприятно осознавать, что отчасти она права. Ведь когда я лежал там вчера связанный, я о ней даже и не вспомнил. Думал только о Соби и о том, как ему будет плохо, если я умру. О том, что будет с мамой, я даже не подумал. Так что все это справедливо. Я заслужил.
С тихим вздохом открываю шкаф, чтобы убрать аптечку на одну из верхних полок, туда где она обычно лежит.
Иногда мне кажется, что всем было бы лучше, если бы прежний Рицка вернулся. Насколько я знаю, он был очень хорошим. Добрым, веселым. Совсем не таким как я. Думаю, ребятам он бы понравился не меньше, чем я. А может даже больше. И мама бы тоже порадовалась. Возможно, это, наконец, смогло бы сделать ее счастливой. Я очень хотел бы этого. Чтобы она больше не переживала и не хмурилась, а только улыбалась. Единственный, кто не был бы рад – это Соби. Как прежний Рицка отреагировал бы, узнав о нем? О его чувствах ко мне. К нынешнему мне. Принял бы он Соби? Был бы к нему добр? Стал бы заботиться о нем и оберегать, как он того заслуживает? А я ведь даже не смог бы это проверить. Убедиться, что Соби с ним хорошо. Что все будет в порядке, так, как должно быть. И вообще сама мысль, что Соби может принадлежать кому-то другому, а не мне, совершенно невыносима. Что кто-то иной будет называть его своим, распоряжаться им и творить все, что хочет. А я даже не смогу его защитить, или вообще что-то с этим сделать, потому что меня не будет. Пожалуй, это единственная причина, по которой я не хотел бы, чтобы прежний Рицка возвращался. Отдать ему Соби – это слишком.
Опускаюсь на стул возле компьютера и тянусь рукой к маленькому новому телефону, лежащему на столе. Его Соби принес. Только так я и понял, что он уже приехал и заходил ко мне, пока меня не было. Если бы я знал, что он вернется раньше, то, проводив Яёя, сразу пошел бы домой, а не стал бы задерживаться у него. Впрочем, обнаружив телефон, я тут же вставил в него свою sim-карту и позвонил Соби. Он сказал, что у него есть какое-то дело, но он очень скоро освободится и придет. Наверное, уже и правда скоро. Осталось подождать совсем чуть-чуть. Вот только как он доберется? Дождь ведь на улице. И какой. Надеюсь, он все-таки возьмет с собой зонт, иначе промокнет и замерзнет. Заболеет, еще того гляди. Может позвонить ему и предложить встретиться завтра? Правда, как дождаться этого «завтра»? Я уже сейчас хочу, чтобы Соби был рядом.
Вздыхаю, качая головой. Воистину, я эгоист.
Телефон в руке издает тихий звон. Чуть вздрагиваю, очнувшись, раскрываю. Я еще не настроил на нем сигналы вызовов, поэтому вглядываюсь в экран, чтобы определить, кто звонит. Совершенно незнакомый мне номер. Его нет в моей записной книжке. Еще вчера утром я, не задумываясь, ответил бы, а теперь…
Хмурюсь, закусив губу. Вообще то у всех, кому я давал свой номер, есть и мой домашний телефон. Если что-то случилось, они могут при желании перезвонить мне туда. Наверное, после вчерашнего, я могу позволить себе побыть параноиком.
Нажимаю на сброс вызова. Кто бы это ни был, я уже больше не думаю, что все незнакомое обязательно будет безопасным. Лучше уж лишний раз перестраховаться, чем опять угодить в какую-нибудь западню. Неведение оно иногда предпочтительней.
Откладываю телефон, вглядываясь в свое отражение в темном экране монитора. Полоска пластыря на лице кажется слишком заметной. Не вовремя это все случилось. Когда Соби увидит меня, его это точно не порадует. Осталось придумать, что ему сказать. Лгать ужасно не хочется. Одно дело сказать Яёю, что я споткнулся на лестнице, а другое дело обманывать Соби. Только не его…
Телефон на столе вновь вздрагивает. Гляжу на него с настороженным вниманием. Опять?
Со вздохом раскрываю. Может все-таки кто-то из знакомых? Точно. Это Зеро. Ну насчет них, я могу не беспокоиться.
- Рицка?
- Привет, Йоджи. Что-то случилось?- встав со стула, подхожу к кровати и забираюсь с нее с ногами.
- Ну да. Случилось, - мне кажется, он слегка вздыхает, - у тебя высветился номер, по которому я только что звонил?
Удивленно моргаю.
- Да. Так это был ты? А я вызов сбросил.
- Ну и правильно сделал,- он усмехается,- так держать. В общем, сохрани этот номер. Только не в сотовом. Запиши куда-нибудь и спрячь, лучше вне дома, а вызов тот сотри. Найти нас теперь можно будет только по тому телефону. Этот лучше тоже удалить. К тому же, я и так звоню тебе с него в последний раз.
Ошеломленно смотрю перед собой. В сердце забирается тяжелая тревога. Что все это значит?
- Йоджи, что стряслось? Зачем все это?
Он тяжело вздыхает.
- Тут понимаешь, какое дело. Мы получили пару тревожных звоночков из дома, косвенным образом, правда, но все равно это очень настораживает. Похоже, наша с тобой проделка наделала в Школе много шума. Реакция Семи Лун была сильнее, чем мы ожидали. Сейчас они скорее всего уже начали отзывать обратно в Школу все командированные пары, вообще всех, кто имеет к этому отношение. И служащих и выпускников…
- Что?!- невольно вздрагиваю. - Они подозревают своих же? Но почему?!
- Пораскинь мозгами, Рицка. Может ты и не знал, но электронный адрес Школы не зарегистрирован ни в одном поисковике. На него невозможно просто так наткнуться в сети. К тому же он очень длинный и сложный. Вероятность того, что кто-то посторонний наберет такую комбинацию случайно, просто ничтожна. Значит, сделать это мог только тот, кто уже знает адрес, так? Кто-то из своих. Сейчас в Школе скорее всего уже начались проверки. Ищут виновного или того, кто допустил утечку информации. Так что мы уходим. Нам нельзя больше оставаться у Соби. Это слишком опасно.
- Уходите…- оседаю на кровати, чувствуя, как опускаются ушки. Все из-за меня.
- Ну да. У нас нет выбора. Думаю, в Школе известно, где мы тусуемся. В конце концов, про нас тоже вспомнят, странно, что до сих пор не вспомнили. Мы собираемся смыться до того, как нас позовут назад. Потому, что если нам прикажут вернуться, а мы откажемся и скроемся, это будет выглядеть слишком подозрительно. В противном случае, наше исчезновение со взломом Школы никто не свяжет, поскольку теоретически нам неоткуда было об этом узнать.
-И поэтому вы уходите сейчас,- выдыхаю, ощущая, как горлу подкатывает неприятный, жгучий комок. - Получается, я вас больше не увижу?
Йоджи усмехается.
- Рицка, ты будешь по нам скучать?
Кажется, буду. Я успел к ним привыкнуть. Мы почти подружились, пока проводили вместе зимние вечера у Соби. Последние же события вообще связали нас какой-то странной нитью. Мне действительно жаль, что они уходят.
- Ну мы же не зря оставляем тебе свой телефон. Если что-то будет нужно, звони. И будь осторожен. Я не думаю, что кто-то в этом смысле заинтересуется тобой, но им ведь неизвестно насколько много мог рассказать тебе Соби. Между Бойцом и Жертвой обычно нет секретов. В общем, за тобой тоже могут прийти.
Уже приходили. Хмурясь, закусываю губу. Теперь понятно, зачем нужно было меня похищать. Чтобы Соби не мог вмешаться. Соби… Мои глаза раскрываются.
- А Соби тоже могут приказать вернуться?
- Могут. Но он скорее всего откажется. Потому, что это означало бы либо оставить тебя, либо взять с собой. А в его планы, насколько я понимаю, ни то, ни другое не входит.
Черт. Стискиваю веки. Из-за меня у Соби могут быть неприятности. Я приношу всем вокруг одни беды. Черт!
- Но ведь если он откажется, его заподозрят…
- Это вряд ли, - Йоджи хмыкает, - Ритцу его так выдрессировал, что никому даже в голову не придет, что он способен такое. Вот ты – другое дело. Тем более, что у тебя был мотив. Короче, говорю тебе, будь осторожен.
Откидываюсь на кровать, растирая ладонью лоб. Йоджи продолжает еще что-то говорить, но я почти его не слышу. Как-то это все, по-моему, слишком. Что же я натворил…
- ….в общем, мы тебе будем признательны, если ты нас станешь держать в курсе. В свою очередь, если что-то узнаем, мы тоже тебе позвоним, договорились?
- Ага, - обреченно вздыхаю.
Правда, непонятно откуда я могу что-то узнать. Я же живу как в вакууме. Кстати…
- А вы-то сами, откуда про это все знаете?
Молчание. Йоджи зажимает рукой микрофон и говорит в сторону, по-видимому, спрашивая что-то у Нацуо. Удивленно вскидываю брови. Это что такая большая тайна? Хотя может быть. В случае чего, чем меньше я буду знать, тем лучше.
Йоджи возвращается.
- У нас свои источники.
Понятно. Хмыкаю. Ну свои так свои. Не так уж это и важно в конце концов, кто им сказал. Главное, что они подумали обо мне и предупредили. Вот еще один вклад в мою копилку неоплаченных долгов перед Зеро.
- Спасибо, Йоджи.
- Да какие вопросы, - он улыбается. - Еще увидимся. Береги себя, Рицка.
- Ага,- вздыхаю,- и вы тоже. Удачи.
Йоджи усмехается.
- Ну волнуйся за нас. Мы нигде не пропадем,- я чувствую тепло в его голосе. - Кстати, Соби отправился к тебе где-то полчаса назад. Думаю, с минуты на минуту будет, имей в виду. Ну все. Пока.
Он отключается. В трубке остаются только ровные отрывистые гудки.
Захлопываю телефон, положив рядом на кровать. Гляжу в потолок.
Ну и кашу я заварил. Как теперь это все расхлебывать? Я конечно не надеялся, что эти непонятные Семь Лун спокойно воспримут наш с Зеро демарш, но такого я точно не ожидал.
Одно радует. Соби об учебнике ничего не знает, его бы удар хватил. А если узнает, что станет делать?

продолжение в комментариях...

URL
Комментарии
2011-10-11 в 21:58 

Стискиваю зубы. Не узнает. Неоткуда ему узнать. Соби помимо меня и Кио вообще ни с кем не общается, я это уже понял. Если же ему прикажут вернуться, то вряд ли станут заранее объяснять причину. Значит, я единственный, кто мог бы ему об этом сказать. Кроме Зеро, конечно. Но они не выдали меня прежде, а теперь тем более не выдадут.
А сам я ничего говорить не буду. Соби и так после вчерашнего беспокоится небось за меня сверх всякой меры. Незачем взваливать на его плечи еще и это. Тем более, что это я во всем виноват.
Закрываю глаза. Вот только что теперь делать? Я и раньше знал, что меня не оставят в покое, а теперь… Сколько еще у меня осталось времени, пока продолжаются эти проверки? Неделя, месяц, два? Пока они не отсеют всех, кого можно и методом исключения не выйдут на меня и Зеро. Вот тогда за нас и возьмутся всерьез. Хотя и сейчас не лучше. Думаю, у меня и Соби еще есть несколько дней, пока в этой Школе не поняли, что предыдущая попытка провалилась, а потом? Я уже осознал, что палитра их методов несколько разнообразилась. Но не могу же я заставлять Соби постоянно находиться при мне. У него, конечно, такие же каникулы, но затем нам вновь придется каждый день расставаться. Мне в школу, ему в Университет. И дома тоже. Он же не может ночевать у меня. Особенно, эти десять свободных дней. Тут мама и вообще. Вот если бы я мог…
Мои глаза раскрываются от неожиданности. А может я… не так уж и не могу?
Сорвавшись с кровати, подлетаю к своему компьютерному столу и начинаю рыться в нижних ящиках. Перебирать убранные туда бумаги, отбрасывая одну за другой.
Ну где же оно? Я точно помню, что брал два бланка, на всякий случай. Не мог же я его выкинуть. Я никогда не выбрасываю такие вещи.
Пальцы вытаскивают сложенный вдове листок альбомного формата с ровными узкими строчками и синей круглой печатью в углу. Вот она. Форма заявки на поездку в подростковый оздоровительный лагерь на Хоккайдо. Круглый год, для ваших детей. Отлично.
- Рицка?
Резко оборачиваюсь. Соби застыл в балконном проеме, глядя на меня в вечернем полумраке комнаты. Странно очень глядя. С такой щемяще - горькой нежностью в глазах, что у меня на мгновение перехватывает дыхание.
- Соби….
Уронив на пол листок, бросаюсь вперед и, прижавшись к нему, обхватываю руками.
- Рицка, не надо!
Ух! Отскакиваю назад. Ну я так и знал. Он же промок насквозь. Пряди челки прилипли ко лбу, с волос капает так, словно он только что из воды вынырнул. Мокрое все. И плащ и свитер под ним…и…и…
-Ненормальный! - сжимаю кулаки. - Ты хоть знаешь, что такое зонт?! Эта такая круглая штука с ручкой на металлической палке, которую люди держат над собой, когда идет дождь!
- Прости,- он склоняет голову.
- Соби, да ты просто…!- зажмуриваюсь, пытаясь взять себя в руки. - Это надо высушить. Снимай с себя все.
- Все?- он вскидывает изумленный взгляд.
- Плащ, говорю, снимай!
- Ах, это,- он едва заметно переводит дух и усмехается, - хорошо, Рицка.
Хмуро смотрю на него. Чего это он вдруг? А ладно. Поворачиваюсь и иду к шкафу, чтобы достать оттуда вешалку и полотенце.
Соби за моей спиной стаскивает обувь и расстегивает пуговицы на промокшей одежде.
- Дай мне его.
С серьезной улыбкой протягивает мне сложенный плащ. Взгляд скользит по лицу и улыбка неожиданно пропадает.
- Рицка, что это…, - отступив на шаг, он оглядывает меня с головы до ног. - И руки….
Глаза его на мгновение вспыхивает и темнеют.
- Это то, о чем я подумал, верно? Ты ведь не будешь утверждать, что просто упал?
Опускаю голову. Перемотанные пластырем руки невольно сжимаются.
- Соби, я не хочу об этом говорить. Прости.
Он несколько секунд глядит на меня, затем склоняет голову.
- Рицка, позволь мне вмешаться. Я не могу и дальше допускать, чтобы эта женщина так обращалась с тобой…
- Не стоит, - перевожу дыхание, - не надо ничего делать, Соби. Это… приказ. Я не хочу, чтобы ты вмешивался.
Он смотрит в пол и в сторону, брови сходятся в молчаливом несогласии. Гляжу на него, закусив губу. Должно быть ему нелегко бездействовать, подчиняясь такому моему решению. Я бы на его месте не смог.
-Я знаю, что делаю, Соби. Я разберусь с этим сам. Как-нибудь.
Накидываю на плечики его плащ и зацепляю сверху за дверцу шкафа. Пускай пока повисит. Придумаю потом, куда его пристроить, чтобы быстрее просох. Зажигаю в комнате свет.
- Давай, Соби. Иди сюда, садись.
Взяв его за руку, тащу за собой к кровати. Он идет следом с какой-то печальной послушностью, совсем на него не похожей. Или наоборот. Слишком похожей.
Заставляю его сесть на пол возле кровати. Шлепаюсь рядом и, пристав на колени, начинаю безжалостно ерошить его волосы полотенцем. Как же он все-таки промок. Совсем о себе не думает.
Ворчу:
- Лучше бы ты за себя так беспокоился. Сейчас как раз сезонные ливни через раз случаются. Когда ты, наконец, заведешь себе зонтик? А мой куда дел?
- Вернуть его тебе?- он поднимает вопрошающий взгляд.
Вздыхаю.
- Лучше бы пользовался им.
- Хм.
Прикрыв глаза, утопая в махровом полотенце, он замирает, безропотно позволяя моим рукам нещадно теребить его волосы. Похоже, ему это нравится, по крайне мере в уголках его губ появляется едва заметная улыбка.
- Если хочешь, Рицка, я всегда буду носить с собой твой зонт. Только скажи, я буду рад выполнить этот приказ.
Тяжело вздыхаю, замерев на мгновение.
- Почему я вообще должен говорить тебе о таких вещах, ты же не маленький. Есть, в конце концов, такая вещь, как благоразумие.
Он слегка усмехается, взгляд теплеет.
- По-твоему я не разумен?
- Еще как.
Останавливаюсь, осев назад. Ну вроде все. Свитер, конечно, тоже неплохо бы просушить, но у меня нет вещей, которые были бы Соби впору. Или есть. Кажется, была где-то большая футболка.
Поднимаюсь, шлепая обратно к шкафу. Роюсь в своих запасах.
- Свитер тоже снимай. Незачем в мокром сидеть.
Пауза. Сдержанный голос из-за дверцы шкафа.
- Рицка, не стоит. Со мной все в порядке.
Упрямо встряхиваю головой.
- Соби, не спорь. Снимай, кому говорят.
Тяжкий вздох. Он медлит на мгновение, затем до меня доносится шуршание материи.

URL
2011-10-11 в 22:00 

Забираюсь вглубь полок чуть ли не с головой. Ну где же? Ага. Вот она футболка. Выныриваю обратно, закрывая шкаф. Поворачиваюсь, делая шаг. Поднимаю глаза и… останавливаюсь, глядя на Соби. Я же никогда не видел его без одежды. То есть он в брюках и все же… этого явно недостаточно. Взгляд скользит по его фигуре, словно притянутый магнитом.
Соби сидит, прикрыв глаза, опершись спиной о край кровати. Голова слегка опущена. Влажные волосы, забранные на одну сторону, вьются на концах. Рука как обычно опирается о колено, согнутая в локте. Кисть свисает вниз. Линия шеи, заключенной в бинты, плавно перетекает в плечо и тонкие выемки ключиц, спускается ниже, едва обозначая широкие грудные мышцы. Изящно скользит дальше, гармонично сужаясь под едва различимой линией ребер и слегка расширяясь у бедра, очерчивая над ремнем брюк талию и незаметный почти рельеф живота. Его тело выглядит таким удивительно цельным и соразмерным, словно выточенным из белого мрамора. И только приподнимающаяся в острожном дыхании диафрагма, напоминает, что он все-таки живой человек. Во всем этом столько, наполненного безотчетной силой и достоинством изящества и резковатой настороженности. И в том, как слегка напряжены его плечи и в том как вздрагивают кончики узких длинных пальцев… Соби невероятно, просто фантастически красив. Не то чтобы я раньше этого не видел, но прочувствовал до конца только сейчас. Я же откровенно любуюсь им….
Зажмуриваюсь, ощущая, как лицо заливает краска. О чем я думаю?. Куда я вообще смотрю? Я же тоже парень, что я себя в зеркало не видел? Какого черта, я так смутился?!
Подхожу ближе, протягиваю ему темную футболку, старательно глядя в сторону.
- Возьми.
- Спасибо,- он бережно принимает ее из моих рук, разворачивает и быстро одевает через голову, отчего все тело слегка напрягается, когда он подается вперед, отрываясь от края кровати, единым плавным движением потянувшись наверх.
Втягиваю носом воздух, стискивая веки. Почему это на меня так действует? Словно вместе с одеждой с Соби спал некий покров, сделав его завораживающе уязвимым. Вот только кто перед кем беззащитен сейчас.
Отворачиваюсь, пытаясь привести в порядок мысли. Еще бы приказать перестать пылать ушам. Еще бы они мне подчинились. Если бы мои чувства были такими же послушными как… Соби.
Так. Хватит. Мысли убирайтесь вон из головы. Причем срочно!
Прихватываю пальцами край свитера. Пойду-ка я лучше повешу его одежду.
Аккуратно расправляю водолазку на спинке стула, ощущая исходящий от нее тонкий запах. Безумие какое-то….
Оборачиваюсь. Соби осторожно выпрямляет на теле футболку, приглаживая ладонями. Так и думал, что будет как раз. И она ему очень идет. Может подарить? Вздыхаю. Пожалуй. Еще одного переодевания я не вынесу.
- Ну вот. Теперь ты не простудишься. Так куда лучше.
Соби слегка усмехается.
- Не стоило так беспокоиться, Рицка. Тем более, что вещи все равно не успеют высохнуть. Если только…- его взгляд становится серьезнее, он замолкает на мгновение и чуть выпрямляется, словно решаясь на что-то.
- Рицка, я хотел просить тебя позволить мне остаться сегодня,- в строгой сдержанности он склоняет голову, - я понимаю, это немного слишком, но я постараюсь не стеснить тебя ни в чем. Ты даже не заметишь моего присутствия.
Хмыкаю. Не замечу? Как же….
Вот только, почему он замер так, словно ожидает, что я сейчас ему откажу. Я ведь сам хотел предложить ему это? Он что ли полагает, я попрошу его уйти? Выставлю в непросохшей одежде обратно под дождь?
Стискиваю веки. Да что он вообще обо мне думает! Мы же так давно вместе, он столько сделал для меня! Как так можно?!
В груди поднимается глухая горечь. Не ожидал я такого от Соби. Я же так стараюсь, чтобы с ним все было в порядке. Почему он до сих пор не доверяет мне? Почему постоянно подозревает в чем-то плохом?
Вдруг до меня доходит. А если для него это действительно слишком самонадеянный шаг? Самому просить о подобном. Я ведь не знаю, что было до меня. Как с ним себя вел Сеймей… Что в понимании Соби я должен ответить сейчас? Какой реакции он ждет? Слишком бурных эмоций? Возмущения? Вспышки гнева? Сжимаю зубы. Если так, то не дождется.
- Конечно, - поднимаю на него напряженно-спокойный взгляд, - оставайся. Никаких проблем.
Он слегка расслабляется. По губам скользит улыбка, а в глазах отражается благодарность.
- Спасибо, Рицка.
Прищуриваюсь, слегка вздрагивая от обиды. Думаешь, это все? Погоди, Соби. Я сейчас тебя вообще в нокаут отправлю. Раз ты все еще не понял, что к чему.
- У меня к тебе встречная просьба.
- Я тебя слушаю,- он мягко склоняет голову на бок.
- Я поживу у тебя на каникулах?- поднимаю взгляд. - Если ты, конечно, не против.
Мне даже приятно наблюдать его растерянность. Не ожидал? Вот то-то же. Черта с два, я позволю тебе сомневаться во мне, Соби!
Он слегка усмехается кончиками губ, склоняя голову.
- Это было бы замечательно, Рицка. Я буду этому рад.
- Вот и отлично.
Оттолкнувшись от стола, наклоняюсь, поднимая пальцами лежащий на полу, забытый на время, листок. Протягиваю его Соби.
- Посмотри.
Он пробегается глазами по тексту. Брови чуть приподнимаются в удивлении.
- Оздоровительный лагерь? А причем здесь….
- Я попрошу маму заполнить заявку. Думаю, она мне не откажет. Подготовлю все документы и деньги, и затем просто не стану все это относить. Соберу вещи так, словно действительно намерен уехать, а вместо этого пойду к тебе. Мама ни о чем не узнает.
Он слегка хмурится.
- Ты в этом уверен? А если она соберется проведать тебя? Я не хочу, чтобы с тобой вновь что-то случилось.
- Мама не приедет, - опускаю голову, засовывая руки в карманы, - я уже был в этом лагере летом почти два месяца, пока родители разводились. За все то время меня никто ни разу не навестил.
Соби вскидывает взгляд, всматриваясь в мое лицо. В глубине глаз зажигается печально-сострадательный огонек.
Отворачиваюсь. Вот только жалеть меня не надо. Я как-нибудь без этого обойдусь.
- Так что ты думаешь об этом?
Он слегка склоняет голову, откликаясь на мою молчаливую просьбу сменить тему.
- Это отличная идея, Рицка. Ты нашел очень хорошее решение.
Вздыхаю.
- Всего на десять дней.
- Это неважно,- Соби мягко улыбается, - за это время многое может измениться. Осталось только продумать некоторые детали. Достать где-нибудь дополнительные футоны и пижаму…
-А пижаму то зачем?- хмурясь, смотрю на него. - У меня есть пижама.
-Ну…- он слегка вздыхает, - я имею в виду для себя..
Неверяще смотрю на него.
- Соби, ты что… спишь без пижамы?
То есть почти совсем го..л… Ой-й…
-Ну вообще-то без, - его брови приподнимаются в смущенном веселье. - Тебя это шокирует?
Немного. Ну совсем чуть-чуть. Просто-таки самую малость. Кошмар какой-то. Чувствую, что вновь краснею. Как вообще можно спать без пижамы? В одних плавках. Холодно же и неудобно. А как Зеро на это реагировали? Хотя им, наверное, было все равно. Но мне-то нет.
Закусываю губу. Да. Пижама это очень хорошая мысль. Прямо-таки гениальная. Что бы мы без них делали вообще? Без пижам.
- Ладно, давай ложиться спать, - подхожу к двери и выключаю свет, - времени много.
- Хорошо,- он оглядывает комнату, - сейчас найду где устроиться. Рицка, можно попросить у тебя одеяло?
- Ты что ли собрался спать на полу?- ну это вообще перебор.
- Исключается! - рублю рукой воздух. - Спать будешь в постели! И точка!
-Рицка!…- похоже, он слегка опешил.
- Не спорь, Соби,- забираюсь под одеяло с одного края своей кровати, а с другого откидываю покрывало. Тыкаю указательным пальцем в пододеяльник. - Давай ложись.
Он, молча, глядит на меня, ресницы слегка вздрагивают. Затем обреченно вздыхает, качая головой. Идет ко мне и осторожно садится рядом. Откидывается на подушку, вытягиваясь во весь рост. Накидываю на него покрывало, поправляя со своей стороны.
- Так-то лучше,- ныряю вниз, закрывая глаза. - Спокойной ночи, Соби.
- И тебе.
Он замирает, не двигаясь. Ворочаясь и зарываясь глубже в теплый кокон постели, я невольно задеваю его плечами и коленями. Впрочем, мы и так не смогли бы не соприкасаться. Моя кровать односпальная и все-таки довольно узка для двоих. Я четко чувствую очертания его тела сквозь тонкое стеганное полотно. Ощущаю исходящее от Соби тепло.
Осторожно разлепляю веки и кошусь на него из-под приспущенных ресниц. Он лежит, откинувшись на подушке, глядя в потолок. Руки сцеплены в замок на животе, опираясь локтями по обе стороны от него. Это он так спать собрался, что ли? Или намерен пролежать так без движения до утра. Вздыхаю. С него станется.
- Соби, ты почему не засыпаешь? Ты будешь спать вообще?
Он слегка поворачивает голову, внимательно глядя на меня в темноте. Пряди волос свешиваются в сторону, падая на подушку.
- Рицка, если тебя это беспокоит, ты можешь приказать мне уснуть.
Он смеживает веки.
- Прикажи мне...
Приподнимаюсь на руке, с удивлением глядя на него. Одеяло сползает с плеча. Он это, серьезно? Зачем он просит, чтобы я это сделал? Это же глупо и возможно ли вообще? Разве получится заставить себя спать? У меня вот ни разу ни вышло, сколько не пытался. Ну если он так хочет…
- Ладно, - хмыкаю, в некоторой растерянности, - засыпай, Соби. Приказываю тебе спать.
Уголки его губ слегка вздрагивают в легкой улыбке.
-Благодарю, Рицка,- он поворачивается на бок, ко мне лицом. - Спокойной ночи.
Его глаза закрываются и… он засыпает. Я прямо вижу, как расправляются черты лица, застывая в спокойной гармонии сна. Плечи расслабляются. Дыхание становится неторопливым, ровным и глубоким. Спит…
Оторопев, моргаю. Наклоняюсь ближе, заглядывая ему в лицо. Повожу осторожно ладонью перед его глазами. Никакой реакции. И правда спит. Я ему приказал уснуть и он тотчас отключится. Невероятно….
Падаю рядом с ним на подушку. Я тоже так хочу! Сказать себе «Спи, Рицка!» и попрощаться до утра со всем на свете. Ну почему я не могу, так как Соби. Вздыхаю с легкой завистью. Вот счастливчик…

URL
2011-10-11 в 22:00 

А мне, чувствую, уснуть не светит. Никаким образом. Не когда он рядом, так близко от меня.
Поворачиваю голову, наблюдая за ним. Закрытые веки недвижимы. Размеренное и тихое дыхание слегка колышет светлые пряди волос, замершие рядом на подушке. Его лицо так близко. Я мог бы коснуться его, даже не прикладывая никаких усилий. Всего лишь слегка вытянув руку вперед. Повинуясь безотчетному порыву, убираю падающую на его глаза челку. Привстав на локте, смотрю на него.
А все-таки это странно. Неужели мои слова и правда обладают такой большой властью над ним? Но я ведь точно знаю, что ничего сейчас не делал. Просто произнес некий набор букв, с нужным смыслом. Стало быть, Соби провернул все сам. Но если он так может, то почему попросил меня приказать ему? Не мог совершить подобного без приказа? Непонятно. Наверное, есть много всяких вещей, о возможности которых я даже не догадываюсь, несмотря на учебник. Как эта, например. Что ж хоть кто-то из нас двоих получил этой ночью возможность выспаться. Может оно и к лучшему. От того, что он уже спит, мне как-то проще.
Тянусь вперед, едва ощутимо касаясь губами его виска. Прислоняюсь к нему лбом.
Спи, Соби. Подежурю сегодня за нас двоих. В конце концов, бессонные ночи из-за тебя для меня давно уже не новость.
Почувствовав мое невесомое прикосновение, он слегка вздрагивает, будто вот-вот проснется. Рука выныривает из-под покрывала, обхватывая меня за плечи и роняя вниз.
Ва-а…а! Падаю, ощущая, как Соби поворачиваясь и придвигаясь ближе, вжимает меня в кровать. Ладонь, обогнув плечи, скользит по спине, проникая под затылок, придерживая его. Он зарывается лицом в ворот моей пижамы. Губы скользят вверх по шее и застывают где-то возле уха.
Вздрагивая, замираю. Спеленатый собственным одеялом, лежу, ощущая тяжесть его тела на своем правом боку. И теплое дыхание на коже, теряющееся в волосах. Проглатываю застрявший в горле жаркий комочек, ощущая, как медленно и мучительно начинают гореть щеки. В полнейшем замешательстве осторожно поворачиваю голову в сторону, скашивая вниз глаза. Нет. Соби все еще спит. Совершенно определенно. Ох…
Стискиваю веки. Надо как-то вылезти. Только осторожно. Чтобы не разбудить его. Перебирая рукой по кровати, чуть поворачиваюсь, выползая из-под одеяла. Почувствовав мое намерение сбежать, рука Соби, обхватывающая мои плечи, сжимается. Он притягивает меня к себе плотнее, накрыв своим телом и лишив всякой свободы передвижения.
Дергаюсь и застываю, широко открыв глаза. Его дыхание щекочет шею, обжигая теплом на выдохе и холодком при вдохе. Это настолько реальное и острое ощущение, что каждый новый его вздох отдается внутри дрожащими волнами. Кожа в том месте, где на ней замерли его губы, зудит и ноет. Приятно, но совершенно непереносимо. Сдерживаю судорожный вздох, пытаясь справиться с нахлынувшими противоречивыми эмоциями. С одной стороны это все неправильно, а с другой – это ведь Соби. Мне ведь нравится ощущать, как его рука ласково и бережно поддерживает сейчас мой затылок. То, как он обнимает меня, прижав к себе так крепко. Как самое дорогое, что у него есть. Мне это нравится…. Кошмар… Наверное, если бы он сейчас проснулся, я сгорел бы со стыда. Мне и так уже жарко от того, как кровь прилила к лицу. Пульс просто зашкаливает. Я наверное сошел с ума, если до сих пор не прекратил все это. Эта ситуация просто … просто… невыносима. Но я не могу винить в ней Соби. Это он спит, а я-то нет. Он не осознает, что делает, не владеет сейчас собой, совершая то, что он никогда не позволил бы себе, когда бодрствует.
Усмехаюсь, чувствуя как, дрожа, пылают щеки. Вот значит как, Соби. Тебе хотелось бы, сжать меня в объятиях, закрыть собой и не отпускать никогда? Что ж я могу это понять. Я сам такой же.
Ну и что же мне… делать? Не будить его? Наверное, я смог бы справиться как-нибудь с собой и со своим смущением. К тому же я ведь все равно под одеялом, а он с…верху. Закусываю губы, чувствуя, как меня слегка встряхивает. Мысль рвется дальше, но я останавливаю ее, комкаю и торопливо запихиваю обратно в сундук подсознания.
Я не буду думать! А то точно не усну до утра. Разволнуюсь и замучаю себя вконец. Совершенно ни к чему. Тем более, что ничего не происходит. Он просто спит. Хотя и обнимает меня при этом так, что мне больше хочется вырваться и сбежать, чем остаться. Но только я не сбегу. Хватит. Набегался уже. Пусть все останется так, как есть.
Слегка вздыхаю, покоряясь собственному решению. Как ни странно, это приносит некоторое облегчение. Волнение и растерянность постепенно уходят, уступая место определенности. Меня слегка отпускает. По крайней мере, дрожь слегка успокаивается, и становится несколько легче дышать. А может я уже просто привык к этой ситуации. Хотя к такому, по-моему, сложно привыкнуть.
Осторожно поворачиваю голову вниз, опасаясь потревожить Соби. Мягкие пряди челки скользят по щеке. Как же он близко. Не ожидал, что подобное вдруг может повториться. Правда тогда он не спал…. Смущенно хмыкаю. Да уж. В тот раз перед битвой с теми девчонками-Зеро он, помнится, был очень… настойчив. Целовал так, что у меня аж в глазах темнело. К себе на кровать уложил… Это потом я уже задался вопросом, собирался ли он тогда в действительности что-то делать? Или действовал так, желая вызвать во мне максимальную отдачу перед возможной серьезной битвой, понимая, что на постепенное и медленное укрепление нашей связи у него уже не остается времени. Ну и методы у него в таком случае… Просто отчаянные.
Ухитряюсь все-таки высвободить свои руки, чтобы обнять его плечи, осторожно поглаживая по волосам. Какие же они мягкие, просто шелк. Не удержавшись, зарываюсь в них рукой, чувствуя, как упругие прохладные пряди скользят сквозь пальцы. Слегка улыбаюсь. Кажется, я уже начинаю получать от всего этого некоторое удовольствие. По крайней мере, удрать уже не тянет.
Умиротворенно вздохнув, прижимаю его голову к себе, другой рукой обхватывая за плечи. Воистину, странным образом исполняются мои желания. Я ведь так хотел обнять его и не отпускать. А теперь я могу нежиться в его руках хоть всю ночь. Уже и спать-то не хочется.
Мягко трусь щекой об его лоб. Спи спокойно, Соби. Пусть ничего тебя не тревожит. Все вокруг постепенно становится настолько сложным. Что будет с нами завтра или через неделю совершенно невозможно предсказать.
Но сейчас мне тепло и хорошо рядом с тобой. Наверное, хотя бы этой ночью я могу ни о чем не беспокоиться.

URL
2011-10-11 в 22:01 

Соби.
Безмятежный омут сна медленно отпускает меня. Ко мне вновь возвращаются мысли и ощущения. Вздохнув, слегка повожу плечами и замираю, почувствовав смутное движение под собой. Глаза ошеломленно распахиваются. Я понимаю, что лежу под одеялом Рицки, накрыв его сверху своим телом, вжимая в подушку и простынь. Лицо утопает в волосах на его затылке. Я четко различаю сквозь одежду и ткань пижамы, выступающие из плоскости кровати очертания его худенькой фигурки и острые выпуклости лопаток. Вздрогнув от неожиданности, едва не разбудив его этим, замираю, задержав дыхание. Затем медленно, очень медленно приподнимаюсь и осторожно выбираюсь из-под одеяла. Расправляю его со своей стороны и аккуратно, стараясь не волновать поверхность, устраиваюсь на прежнем месте. Там, где я собственно и должен был спать все это время.
Замираю, переводя дух. Невероятно. Стискиваю веки, с силой вжимаясь затылком в подушку. Стоило мне раз уснуть с ним рядом, и я уже позволил себе такое! Непростительно.
Прислушиваясь к ровному спокойному сопению Рицки, слегка поворачиваю голову в его сторону.
Хорошо, что он всего этого не видел и не застал. Вряд ли он смог бы отнестись к ситуации с юмором. Скорее всего, это рассердило бы его или того хуже, напугало. Впервые настолько рад, что привык подниматься столь рано. Я ведь мог бы проснуться от его оглушительного возмущенного протеста. Я прямо слышу….
«Соби! Ты что творишь! Сейчас же слезь с меня!»
Он, конечно, многое мне прощает. Иногда даже чересчур многое. Но это для него точно было бы слишком.
Встряхнув головой, потираю пальцами переносицу меж сведенными в виноватом замешательстве бровями. Рицка рядом со мной ворочается во сне, устраиваясь удобнее. Повернувшись на другой бок, придвигается ближе, доверчиво уткнувшись носом в плечо. Доверчиво…
Со вздохом закрываю глаза. Да. Он мне доверяет. Совершенно не ожидает подвоха. Иначе не позволил бы спать в своей постели. Как нелепо было бы вот так потерять его доверие.
Что-то с этим надо сделать. Похоже, во сне мое подсознание начисто игнорирует установки разума, поступая, как ему вздумается. Так, как ему хочется поступать. Мне хочется. Хорошо, что я узнал об этом сейчас. До того, как Рицка приехал ко мне жить на каникулы. Кто предупрежден, тот, как известно…
Да. Футон и пижама - это очень хорошая мысль. Просто не передать, насколько хорошая.

URL
2011-10-15 в 20:07 

reuty
Не наговаривай на людей, пока у тебя нет хотя бы сфабрикованных доказательств
И еще немного очепяток:
Пожав ноги под себя, Нацуо задумчиво перебирает пальцами оставшиеся на кровати карты.
Нацуо извлекает их внутреннего кармана небольшую книжицу в черном кожаном переплете.
Пальцы вытаскивают сложенный вдове листок альбомного формата с ровными

2011-10-25 в 12:58 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Соби.
Если бы он так же мог отрешить меня от моих мыслей... (здесь напрашивается либо многоточие, либо восклицательный знак)
Хорошо хоть, не стали требовать объяснений.
Тем более, что расспрашивать их по телефону...
Зеро спали, как обычно, в моей постели.
...высунувшись из-под одеяла.
...тискал (обнимал? он же спит, тискать - действие осознанное) своего мишку.

2011-10-25 в 16:44 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
С тех самых пор, как погиб Сеймей.
Я и не подозревал, что оказывается прежде, постоянно, что прежде, оказывается, я постоянно каким-то непостижимым образом чувствовал...
Так, словно исчезли все краски,..
Вне себя от беспокойства, я поспешил на вокзал,..
В том числе, и самое худшее.
...оказался неспособен преодолеть эту грань,...
Эта тишина была мучительней чем все, что...
И теперь мне известно, почему…

2011-10-31 в 14:32 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Мелкие брызги барабанящих по потемневшим перилам тяжелых капель касаются лица и одежды.
Он Рицка не все мне рассказал!...
Но, насколько мне известно, превосходящих меня или равных мне не существует.
Они, как правило, действуют куда более прямолинейно.
Предположить, что кто-то из Стражей предпринял подобные действия по собственной инициативе, невозможно, значит, действовать таким образом их побудил приказ сверху.
Медлят на мгновение - и затем обреченно нажимают на ввод. (я бы усилила таким образом)
Я так и думал,- скупая усмешка. - Что ты хотел бы выяснить помимо того, что тебе и так известно?
Подозрение - это еще не повод, чтобы его похищать.
Наказание, полагающееся за такой проступок, никогда не будет приемлемым для Рицки.
Независимо от того, причастен он к происходящему или нет.
К тому же, мы предполагаем, что он действовал не один.
...к тебе, как к лицу подчиненному, применено не будет.
Иными словами, пострадает только Рицка.

2011-11-01 в 15:05 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Теперь мне ясно, для чего все это.
- Похоже, вы не оставили нам выбора.
- вы даже не представляете себе, насколько правы,..
Он осмысляет осмысливает мой ответ.
Так значит, в Школе полагают, что...
Тем более - потребуется добывать их таким способом.
...ни разу не дав понять, что недоволен мной.
Хрупкое тело, замершее на моих руках, прижавшись прижавшееся ко мне, постепенно успокаиваясь и прекращая вздрагивать. постепенно успокаивается и перестает вздрагивать. многовато деепричастий к слову, которое и не совсем одушевленное
Так или иначе, пока ничего не доказано,..
После дождливой промозглой улицы воздух ...
...иду к кухонному столу и выливаю нетронутый стакан алкоголя (стакан алкоголя - не очень звучит, нужно конкретизировать, наверно) в раковину.

2011-11-10 в 17:19 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
-Эй! Ты что делаешь? Ты что, не веришь мне?
- тихонько окликаю я раскрасневшегося светловолосого Зеро.
...ты сжульничал, Йоджи, я так и знал! Обманщик!
Кто позавчера из рукава флеш-рояль вытащил?
Нельзя ж так в самом-то деле.
В принципе, можно их ни о чем больше не спрашивать.
...что сами начнут верить, в то, что говорят. Даже если это неправда. Результат все равно будет нулевым. Что ж. Это уже неважно.
Может, я и зря так беспокоюсь.

2011-11-14 в 17:20 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
***
Затем Йоджи медленно снимается (спускается, сползает, слезает?) с постели,..
Похоже, наша маленькая шалость расстроила Семь Лун несколько больше, чем мы ожидали. Если уж даже отшельник вроде Соби об этом узнал….
Поджав ноги под себя, Нацуо задумчиво перебирает пальцами (мне кажется, пальцами можно убрать)оставшиеся на кровати карты.
Любопытно, с чего они вдруг так переполошились.
- Знаешь что, Нацуо.
- Мы что, уходим от Соби?
Нацуо кивает на стоящие у двери нераспакованные вещи
- Найди их, возьми деньги и дуй по-быстрому за новой sim-кой.
- За новой?!- Нацуо аж привстал на кровати. - Но как же Нагиса-сенсей?!
-Вот именно, что Нагиса-сенсей!
Мы что, бросим их?
Но все, что мы можем сейчас, это сделать так, чтобы до нас не добрались. Вряд ли кто-то всерьез станет их подозревать. Но если нас поймают, им точно не поздоровится. Особенно Рицке. Я вот только думаю - может, предупредить Соби?
Йоджи несколько секунд смотрит на напарника, затем выдыхает:
Нацуо извлекает из внутреннего кармана...

2011-11-29 в 18:19 

Эшира
Только тарелок у нас почти не сталось уже
Может быть имелось ввиду "осталось"?

2011-12-06 в 10:39 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Рицка
Просто при одной мысли об этом в душе появляется чувство отторжения, словно этим шагом я смирюсь с тем, что аптечка (иначе с душой согласуется) она все время будет мне необходима.
Вот она, перекись водорода.
Откупориваю пузырек с поистрепавшейся..
Собственно, почти ничего страшного.
Придется оставить, как есть.
...когда так и не дождалась меня к ужину ужинать.
И мама, испугавшись,..
Осторожно отлепляю от кожи последний, в бурых потеках, слой бинта. Приставшая к ним нему (бинту, слою) корочка...
Ну вот, опять по второму кругу.
Главное в такие моменты - не привлекать к себе внимание, тогда, быть может, и обойдется.
Правда, это только отсрочило бы наказание...
...это для меня все равно, что сходить в аптеку.
...туда, где она обычно лежит.
Совсем не таким, как я.

2011-12-08 в 17:17 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
А может, даже больше.
И вообще, сама мысль, что Соби...
Дождь ведь на улице. И какой дождь! (или "И какой!" - здесь нужно как-то усилить)
Заболеет еще, того гляди. Может, позвонить ему и предложить встретиться завтра?
Вообще-то у всех, кому...
Наверное, после вчерашнего я могу позволить...
Неведение - оно иногда предпочтительней. Или: Неведение иногда предпочтительнее.
Невовремя это все случилось.
...а другое дело - обманывать Соби.
Может, все-таки кто-то из знакомых?
...подхожу к кровати и забираюсь в нее с ногами.
Сейчас они, скорее всего, уже начали отзывать обратно в Школу все командированные пары...
И служащих, и выпускников…
Может, ты и не знал, но...
Сейчас в Школе, скорее всего, уже начались проверки.
Потому что, если нам прикажут вернуться,..
...выдыхаю, ощущая, как к горлу подкатывает неприятный, жгучий комок.
...но им ведь неизвестно, насколько много мог рассказать тебе Соби.
Но он, скорее всего, откажется. Потому что это означало бы либо оставить тебя...
...никому даже в голову не придет, что он способен на такое.
Это что, такая большая тайна? Хотя, может быть.
Я, конечно, не надеялся, что эти непонятные Семь Лун спокойно воспримут наш с Зеро демарш, но такого я точно не ожидал.

2011-12-27 в 13:13 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Пока они не отсеют всех, кого можно, и методом...
Пальцы вытаскивают сложенный вдвое листок...
И плащ, и свитер под ним,..и…и…
Глаза его на мгновение вспыхивают и темнеют.
Должно быть, ему нелегко бездействовать,..
Шлепаюсь рядом и, привстав на колени,..
Похоже, ему это нравится, по крайней мере, в уголках ...
По-твоему, я неразумен?
Он Соби медлит на мгновение, затем до меня доносится шуршание материи.

2012-01-12 в 17:56 

Кайрос
Шустрый зверёк Рагнарёк
Вот она, футболка.
То есть, он в брюках, и все же… этого явно недостаточно.
И только приподнимающаяся в острожном дыхании диафрагма напоминает, что он все-таки живой человек. Во всем этом столько наполненного безотчетной силой и достоинством изящества и резковатой настороженности. И в том, как слегка напряжены его плечи, и в том, как вздрагивают кончики узких длинных пальцев…
Я же тоже парень, что я, себя в зеркало не видел? Какого черта я так смутился?!
Мысли, убирайтесь вон из головы.
Соби осторожно выпрямляет на теле футболку (не знаю, как перефразировать, но выпрямлять футболку точно нельзя), приглаживая ладонями.
Может, подарить?

   

главная